Libmonster ID: U.S.-1188
Author(s) of the publication: В. КУЗНЕЦОВ

ОТНОШЕНИЯ ДВУХ КРУПНЕЙШИХ АЗИАТСКИХ ГОСУДАРСТВ ПОСТЕПЕННО УЛУЧШАЮТСЯ, ХОТЯ ЭТОТ ПРОЦЕСС ИДЕТ КРАЙНЕ МЕДЛЕННО

В. КУЗНЕЦОВ

Доктор исторических наук

Китайско-индийские отношения уже давно, мягко говоря, оставляют желать лучшего. "Первый звонок" прозвучал 45 лет назад, в 1959 г. Антикитайское восстание в Лхасе, следствием которого стало бегство далай-ламы в Индию, трансформировало китайско-индийские отношения, говоря словами премьера Индии Д. Неру, в состояние "холодной войны". Из-за последовавших пограничных раздоров она вскоре переросла в "горячую". Но и с прекращением боевых действий между индийскими и китайскими войсками отношения между КНР и Индией оставались напряженными.

Средства массовой информации КНР в том же 1959 г. сообщали о проходивших в стране многочисленных антииндийских митингах, на которых звучали погромные речи. Центральный орган ЦК КПК газета "Жэньминь жибао" тогда же выступила с нападками лично на премьера Индии Джавархарлала Неру 1 . Это, однако, не помешало президенту и премьер-министру Индии впоследствии направить телеграмму соболезнования по поводу кончины Мао Цзэдуна.

Политические разногласия, в свою очередь просигнализировало руководство КНР индийским лидерам, не оставили его безучастным к бедам индийского народа. 5 декабря 1977 г. газеты КНР опубликовали телеграмму премьера Госсовета КНР Хуа Гофэна премьер-министру Индии Десаи в связи с разрушительным циклоном на Юге Индии.

Индия, как представляется, не прекращала усилий, направленных на нормализацию китайско-индийских отношений. Реакция со стороны КНР заключалась в основном (по крайней мере, внешне) в принятии к сведению соответствующих заявлений индийской стороны. Безответная настойчивость, с которой премьер-министр Индира Ганди добивалась улучшения отношений с Китаем, вызвала критику со стороны части индийской общественности. В нашумевшей в свое время статье "Снова переговоры с Китаем?" известный индийский публицист Сентинел подверг критике внешнеполитический курс И. Ганди и утверждал, что она готова признать оккупацию территории Индии в Гималаях, хотя и с некоторыми оговорками 2 .

КУРС НА ОТКРЫТОСТЬ - "ПЕРВАЯ ЛАСТОЧКА" ПЕРЕМЕН

Курс на открытость КНР внешнему миру, провозглашенный в начале 80-х гг., сделал для Пекина более открытым и Нью-Дели. Китайские официальные лица не раз приезжали в Индию для участия в различных международных форумах. К примеру, заместитель министра иностранных дел КНР Пу Шоучен в качестве гостя присутствовал на проходившей в Дели 22 - 24 февраля 1982 г. конференции развивающихся стран "Юг-Юг" 3 .

В корреспонденции агентства Синьхуа из Москвы о визите в Советский Союз премьер-министра Индии И. Ганди упоминалось, что, выступая на встрече с общественностью Москвы, индийский лидер заявила: "Сейчас мы ведем диалог с Китайской Народной Республикой по важнейшим вопросам, который, как мы искренне надеемся, приведет к нормализации отношений между нами". (Показательно, однако, что эти слова Синьхуа приводит со ссылкой на публикацию газеты "Правда" от 22 сентября 1982 г.) 4

Вслед за этим очень быстро последовала позитивная реакция Пекина. Уже 3 октября "Жэньминь жибао" вынесла на первую полосу сообщение о встрече премьера Госсовета КНР Чжао Цзыяна с индийским журналистом. В ходе встречи Чжао Цзыян, в частности, заявил, что "...китайское правительство стремится прилагать активные усилия к тому, чтобы разрешить китайско- индийские пограничные вопросы". Кроме этого, отметил Чжао Цзыян, следует развивать сотрудничество между двумя странами в области экономики, техники, культуры и в других сферах 5 .

Однако обращала на себя внимание сдержанность высказываний Чжао Цзыяна. Говоря о стремлении китайского правительства прилагать активные усилия к разрешению пограничных вопросов, он не назвал каких-либо конкретных мер, которые дали бы основания полагать, что упомянутые стремления перешли в сферу практического осуществления.

Реальный сдвиг в сторону нормализации взаимоотношений между КНР и Индией произошел лишь спустя 6 лет, после визита в 1988 г. в Китай индийского премьера Р. Ганди.

В декабре 1991 г. Индию посетил премьер КНР Ли Пэн. Это был первый визит главы китайского правительства в Индию за 31 год. В совместном коммюнике обе стороны повторили, что два государства желают и дальше развивать двусторонние отношения "...на основе пяти принципов мирного сосуществования" 6 .

Если обратить внимание на очередность визитов Р. Ганди и Ли Пэна, можно заключить, что больше инициативы в нормализации отношений проявляет Индия. Это косвенно подтверждает сотрудник китайского Института современных международных отношений Лю Цзянгун: "Из-за дез-

стр. 2


интеграции Советского Союза и подъема Японии, США пытаются сотрудничать с Японией, чтобы доминировать в АТР. Именно на этом фоне Индия, АСЕАН и Вьетнам предпринимают усилия к тому, чтобы улучшить и усилить свои отношения с Китаем..." 7

АРТИСТЫ И СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ - ПОМОЩНИКИ ДИПЛОМАТОВ

С целью обеспечить больше отдачи от контактов по политической линии китайская сторона диверсифицировала связи с Индией в других областях, в частности, по линии культуры. В 1991 г. официальная правительственная делегация КНР побывала в Индии. Обмены такого рода расширяли сферы контактов деятелей двух стран и подкрепляли политические намерения руководства двух государств. "В духе совместного коммюнике, изданного китайским и индийским правительствами в декабре 1991 г., Китай, - пишет китайское издание "Cultural exchange - China and world", - успешно провел в Индии фестиваль китайской культуры и направил в Индию артистические труппы, включая группу акробатов, ансамбль артистов Пекинской оперы и кукловодов. Китай также провел художественные выставки кустарных ремесел, а также симпозиумы по культуре и искусству, которые тепло приняли правительство и народ Индии" 8 .

Со своей стороны китайские власти предоставляют индийской стороне возможности для ознакомления населения КНР с достижениями индийской культуры. Так, в октябре 2003 г. в Пекине, в бывшей резиденции известной общественной деятельницы Сун Цинлин, посольство Индии провело Неделю индийской культуры 9 .

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в тот период в периодических китайских изданиях (формально неофициального характера) приводились свидетельства тех добрых чувств, которые питают в Индии к Китаю. После поездки в Индию заместителя директора исследовательского центра "Китайской ассоциации за международное понимание" ее руководитель Чжу Линлин написал: "Во время нашего визита на меня произвели впечатление растущие чувства доброй воли в отношении Китая, выраженные индийскими людьми из всех кругов общества" 10 .

Под углом стремления к нормализации отношений следует рассматривать и возобновление контактов по религиозной (буддистской) линии. В декабре 1997 г. заместитель председателя Китайского буддийского общества Чжуань Ин ездил в Индию для участия в работе буддологического семинара. Чжуань Ину, как отмечалось на страницах издания Китайского буддийского общества "Фа инь", был оказан горячий прием губернатором штата Бихар 11 .

Соответствующие учреждения КНР проявляют интерес к расширению взаимного туризма 12 .

О стремлении Китая искать новые возможности для усиления взаимопонимания с Индией по проблемам безопасности в Южной Азии свидетельствует участие представителей КНР в работе специализированных форумов, проходивших в Индии. Так, в 1996 г. представитель Китая Лю Цзинькунь совершил поездку в эту страну для участия в работе симпозиума "Искусство обеспечения безопасности в Южной Азии и ограничение военных приготовлений" 13 .

27 - 29 января 2003 г. в Нью-Дели проходила 5-я конференция по проблемам безопасности в Азии "Азиатская безопасность и Китай в 2000 - 2010 гг.". Она была организована Институтом оборонных исследований и анализа Нью-Дели. Среди участников этого форума были ученые из КНР, в частности, из Института современных международных отношений, Школы международных отношений Пекинского университета, Института экономики Китайской академии общественных наук, Китайского института международных исследований 14 .

27 января 2003 г. в речи, произнесенной на конференции "Азиатская безопасность и Китай в 2000 - 2010 г." министр иностранных дел Индии Ясвант Синха выразил глубокую озабоченность в связи с "...обоснованным и широко распространенным сообщением о распространении китайского ядерного оружия и ракет в Пакистане". Синха далее заявил: "Китайская позиция по данным вопросам, как и кандидатура Индии на замещение постоянного места в Совете Безопасности ООН, вызывает сомнения. Есть также чувство разочарования относительно темпов улучшения в отношениях" 15 . Под этим углом Синха коснулся и проблемы Сиккима.

Вопрос о Сиккиме, поднятый на форуме министром иностранных дел Индии, не нов. В 1962 г. КНР высказывалась за создание "Конфедерации гималайских государств". Членами ее должны были стать Непал, Сикким, Бутан, т.е. государства, где буддизм являлся государственной религией. И, судя по мнению министра иностранных дел Индии, определенные виды у Китая на Сикким оставались.

Тональность выступления главы внешнеполитического ведомства Индии на данной конференции была соответствующей реакцией на предшествующие демарши КНР по поводу индийских ядерных испытаний.

Индийские ядерные испытания 11 - 13 мая 1998 г. вызвали сбой в процессе нормализации ки-

стр. 3


тайско-индийских отношений. Пекин не замедлил отреагировать на эти испытания. 12 мая МИД КНР заявил, что Китай "...серьезно озабочен испытаниями, которые... пагубны для мира и стабильности в регионе Южной Азии". На вторые по счету ядерные взрывы реакция Пекина была более жесткой: "Китайское правительство глубоко шокировано этим и выражает свое строгое осуждение" 16 .

ОБНАДЕЖИВАЮЩИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ДВУХ ОФИЦИАЛЬНЫХ ВИЗИТОВ

Вскоре вслед за этими демаршами Китая и высказываниями министра иностранных дел Индии относительно позиции КНР состоялся официальный визит в Индию китайского премьера Чжу Жунцзи. Ему предшествовали встречи высшего китайского руководства с представителями индийского политического истеблишмента. 7 января 2003 г. высшие китайские руководители, включая президента Цзян Цзэминя, председателя Всекитайского собрания народных представителей Ли Пэна и премьера Чжу Жунцзи, провели в Пекине отдельные встречи с Манохар Джоши, спикером Лок Сабхи - нижней палаты индийского парламента, или Народной палаты.

Китай, заявил Цзян Цзэминь, будет продолжать усиливать дружеские связи со своими соседями и поднимать уровень обменов и сотрудничество с ними на новую ступень. Китай и Индия, сказал в ответ Джоши, это древние цивилизации с большим населением, которые сталкиваются со схожими вызовами в ходе быстрого экономического роста. Вот почему они решили форсировать сотрудничество в различных областях и решать разногласия посредством переговоров 17 .

13 января 2002 г. в Нью-Дели прибыл премьер КНР Чжу Жунцзи. Он стал первым за 11 лет китайским премьером, посетившим Индию. Обращает на себя внимание и такое примечательное обстоятельство визита Чжу Жунцзи. В Нью- Дели он прибыл не прямо из Пекина, а из Дакки. В столице Бангладеш Чжу Жунцзи пробыл 2 дня. Имел беседы с президентом Бангладеш Бадруддозой Чоудхури и премьер-министром Хал едой Зия о двусторонних отношениях и широком круге вопросов, представляющих взаимный интерес. Обе стороны подписали 7 соглашений об экономическом, торговом и культурном сотрудничестве, включая соглашения об экономической и технической кооперации 18 . Очередность посещений китайским премьером столиц Бангладеш и Индии вряд ли случайна, если принять во внимание известную напряженность в отношениях между Даккой и Нью-Дели 19 . "Кружной путь" Чжу Жунцзи из Дакки в Нью-Дели в определенной степени прибавил ему веса на переговорах с индийскими визави. Это был намек на то, что и Пекин располагает возможностями участвовать в решении проблем Индостана, имея собственное мнение о позиции различных государств субконтитента, а не только одной Индии.

Но как бы там ни было, а тенденция к нормализации отношений между КНР и Индией сохраняется.

14 января 2002 г. во время встречи Чжу Жунцзи с премьер-министром А. Ваджпаи состоялся обмен мнениями по всем аспектам китайско-индийских отношений, равно как и о международных проблемах, включая ситуацию в Южной Азии. Две страны соответственно решили создать антитеррористический механизм, чтобы бороться с этой угрозой во всех ее формах. Чжу решительно осудил атаку террористов на индийский парламент и ясно выразил свое мнение, что Китай не представляет какой-либо угрозы для Индии. Он также сказал, что Китай и Индия должны играть большую роль в сохранении мира и стабильности в Азии.

В этот же день было подписано несколько двусторонних соглашений и меморандум о понимании в космических исследованиях, науке и технологии. От имени "Чайна миниметэл гроуп" (одно из 39 крупных государственных предприятий) была заключена сделка с пятью индийскими компаниями о покупке железной руды, алюминия и кокса на крупную сумму 20 .

Затрагивались в ходе переговоров и международные дела, представляющие взаимный интерес. Чжу говорил об общности проблем, стоящих перед Китаем и Индией, и об огромном потенциале для двустороннего сотрудничества, особенно в торговле, экономической и технологической сферах. Он выразил готовность правительства Китая создавать конструктивное партнерство, основанное на известных пяти принципах мирного сосуществования. Чжу коснулся также перспектив решения проблем, касающихся пограничных вопросов. В заключение он пригласил Ваджпаи посетить Китай.

Во время дискуссий с премьером Ваджпаи Чжу Жунцзи предложил средства, с помощью ко-

стр. 4


торых, по его мнению, двустороннее сотрудничество может быть расширено. Они включали периодические визиты на высоком уровне и другие контакты по обширному кругу вопросов, расширение взаимовыгодной торговли и экономического сотрудничества, развитие научно-технологических обменов и кооперации, поощрение обеими сторонами регионального экономического сотрудничества, интенсификацию усилий по разрешению основных двусторонних проблем, особенно пограничного вопроса 21 .

Во время состоявшейся тогда же встречи с вице-президентом Индии Кришан Кантом Чжу Жунцзи подтвердил позицию своего правительства, высказавшись против "...терроризма во всех формах, независимо от того, когда или где он имеет место или против кого направлен". И премьер КНР, и вице-президент Индии согласились с необходимостью более частых контактов на высоком уровне и других обменов для развития взаимопонимания.

Чжу также встретился со спикером нижней палаты индийского парламента - Лок Сабха - Дж. М. С. Балайоги и министром иностранных дел Ясвант Сингхой.

Китайский лидер настойчиво доказывал, что Индии необходимо найти пути увеличения вложений в Китай и призвал повысить объем взаимной торговли с текущих 3 млрд. до 10 млрд. долларов. 17 января, выступая в "Городе электроники" концерна "Инфосис текнолоджис" в окрестностях Бангалора, Чжу Жунцзи высказал пожелание, чтобы Китай и Индия "...работали совместно и содействовали друг другу в секторе информационных технологий" 22 .

ОЦЕНКИ ПРЕССЫ

Впоследствии официальный представитель МИД КНР оценил визит Чжу Жунцзи в Индию как успешный и заявил, что он значительно продвинул вперед отношения между двумя странами 23 . С комментарием итогов этого визита на страницах популярного китайского издания "Бэйцзин ревью" выступил обозреватель Е. Чжэнцзя. Он, в частности, напомнил, что пятидневное пребывание Чжу Жунцзи в Индии было первым визитом главы правительства КНР за последние 10 с лишним лет. Премьер, писал далее журналист, сфокусировал свой визит на содействии экономическому сотрудничеству между двумя азиатскими гигантами, население которых составляет в совокупности одну треть населения земли. Чжу Жунцзи выразил уверенность, что его визит усилит контакты и укрепит дружбу между Индией и Китаем, будет способствовать росту взаимного доверия, а также "впрыснет новую энергию" в стабильное развитие китайско-индийского конструктивного сотрудничества в новом веке. "Хорошие, стабильные и дружеские китайско-индийские отношения не только в основных интересах народов обеих стран, но они также способствуют миру и развитию в Азии и во всем мире", -процитировал обозреватель заявление Чжу 24 .

Отреагировали на визит китайского премьера и индийские средства массовой информации, в частности, журнал "Мэйнстрим" и британское специализированное издание по вопросам Китая "Чайна квотэрли". В канун визита в нашу страну, отмечал "Мэйнстрим", Чжу выразил готовность своего правительства в интересах консолидации двусторонних связей расширить свое сотрудничество с Индией в борьбе с терроризмом и решить пограничные споры. По прибытии Чжу заявил о готовности китайского правительства "...работать совместно с правительством и народом Индии, чтобы постоянно продвигать китайско-индийские отношения вперед на основе пяти принципов мирного сосуществования" 25 .

"Чайна квотэрли" отметило высказывание Чжу о том, что надежные, стабильные и дружеские отношения между Пекином и Нью-Дели внесли вклад в мир и развитие в Азии, а его визит даст "...свежий толчок конструктивному партнерству в сотрудничестве" между Китаем и Индией 26 .

Со своей стороны отметим, что состояние дел в Азии и мире зависят не только от отношений между КНР и Индией. Они выходят за рамки "двустороннего измерения", представляя собой часть "трехмерной комбинации". "Третьей стороной" здесь стабильно выступает Пакистан, давний и постоянный союзник Китая. Он противостоит Индии в перманентном конфликте из-за Кашмира. Мирного решения этого спора в обозримом будущем не предвидится. Пессимистически оцениваются перспективы урегулирования кашмирской проблемы и на страницах издания КНР, специализирующегося на международной проблематике: "Кашмирский вопрос стал тугим узлом, который трудно развязать Индии и Пакистану в ближайшем будущем" 27 . Пекин призывает их к примирению, но не отказывается считать Пакистан своим союзником. Это обстоятельство - предмет особой озабоченности Индии. Во время переговоров с индийским руководством Чжу Жунцзи не только сторонился проблемы индо-

стр. 5


пакистанских трении, но и воздерживался от высказываний, способных негативно сказаться на испытанных временем дружественных пакистано- китайских отношениях.

Трудно, однако, сказать, насколько Пекин занимает действительно равноудаленную позицию в пакистано-индийском конфликте. Остается также открытым вопрос, в какой-степени руководство КНР располагает средствами воздействия, чтобы "облагоразумить" Исламабад. Похоже, что здесь в какие-то моменты более преуспевает Вашингтон.

Согласно сообщению Би-Би-Си от 16 мая 2002 г., есть сведения, что в конце 90- х гг. Пакистан разворачивал ядерное оружие для возможной атаки против Индии, но США убедили его не заходить слишком далеко в этой конфронтации 28 .

Перманентный конфликт Пакистана и Индии из-за Кашмира дестабилизирует обстановку в Южной Азии и угрожает безопасности КНР тоже. Ее руководство выступило с призывами к обеим конфликтующим сторонам к сдержанности и заявило, что им необходимо избегать военных действий.

Китайская позиция по кашмирскому вопросу была официально изложена председателем КНР Ли Жуйхуанем во время его визита в Индию в 1993 г. Как он заявил индийским журналистам, Индия и Пакистан - соседи и друзья Китая, и он искренне надеется, что обе страны смогут решить свои проблемы подходящим образом через мирные переговоры. Естественно, сказал Ли, что Китай имеет свои интересы, которые были выражены через неоднократное детальное изложение желаний и взглядов Китая. Однако роль его ограничена, так как окончательное решение проблемы будет зависеть от усилий сторон, имеющих непосредственное отношение к делу 29 .

ПАКИСТАНСКИЙ ФАКТОР

На контакты руководства КНР и Индии определенное влияние оказывают периодические наезды в Пекин представителей пакистанского истеблишмента. Складывается впечатление, что Пекин считает Исламабад неотъемлемым участником китайско-индийского переговорного процесса о нормализации китайско-индийских отношений. В отличие от Индии Пакистан по-прежнему рассчитывает на посредничество КНР в пакистано-индийском конфликте. Показательно, что КНР была первой страной, которую по вступлении в должность министра иностранных дел Пакистана посетил Инам- уль Хак, - он побывал в Пекине в конце июня 2002 г. Во время встречи с ним вице-премьер Цянь Цичэнь заявил, что Китай призывает международное сообщество относиться к спору Пакистана и Индии "...в более сбалансированной манере" 30 . Подобного рода заявления дают основания полагать, что КНР в данном случае не придерживается позиции беспристрастного посредника. Весьма многозначителен и тот факт, что китайский вице-премьер, высоко оценив традиционную дружбу между Китаем и Пакистаном, сказал, что развитие сотрудничества между двумя странами поможет стабилизировать обстановку в Южной Азии.

В свою очередь Хак, информируя Цянь Цичэня о напряженной ситуации вдоль границы Пакистана с Индией, высоко отозвался о "справедливой и беспристрастной позиции Китая" в этом вопросе и выразил надежду, что КНР будет продолжать использовать свое влияние, дабы убедить международное сообщество в том, что необходимо предпринимать больше усилий, чтобы уменьшить напряженность в регионе 31 .

Примечательно, что за визитом Чжу Жунцзи в Индию последовала в начале августа 2002 г. поездка в КНР президента Пакистана Первеза Мушаррафа. Во время встречи с ним председатель КНР Цзян Цзэминь высоко отозвался о состоянии отношений между Китаем и Пакистаном, сказав, что оба государства уважали, понимали и поддерживали друг друга со времени установления дипломатических отношений около 50 лет назад. Двусторонние связи, отметил Цзян Цзэминь, "испытаны временем" и будут и в дальнейшем развиваться 32 . Это следует понимать, как заверение Пекином Пакистана в том, что курс Пекина на нормализацию отношений с Нью-Дели не отразится на высоком уровне взаимоотношений Китая и Пакистана.

Во время визита генерала Мушаррафа в Китай Пекин предложил выступить в качестве посредника в урегулировании конфликта между Пакистаном и Индией. Его лидеры осудили атаку террористов на здание индийского парламента. Министр иностранных дел КНР Тан Цзя-цюань назвал Кашмир центральным вопросом в отношениях Индии и Пакистана. Китайская сторона проинформировала Мушаррафа о том, что, как считают в Индии, Китай не станет вмешиваться, если индийские вооруженные силы подвергнут бомбардировке предполагаемые лагеря военной подготовки боевиков вдоль "линии контроля" 33 . Какова же конкретно позиция Пекина по данному вопросу, министр так и не сказал.

В подходе к межгосударственным связям в Южной Азии просматривается определенный крен со стороны КНР в сторону Пакистана. "С начала 90-х гг. в Южной Азии Китай поддерживал традиционную дружбу со странами, такими, как Пакистан, и улучшил также отношения с Индией" 34 , - пишет в одной из своих статей популярный китайский комментатор, намекая, впрочем, на то, что при всех позитивных моментах, эти отношения все же не стали по- настоящему дружественными.

Участие КНР в наращивании военного потенциала Пакистана -предмет неизменной озабоченности Индии, вопрос, негативно влияющий на динамику взаимоотношений Индии и КНР. В связи с обвинениями мировой общественности по поводу поставок оружия Пакистану вице-премьер КНР Цянь Цичэнь однажды сказал, что Китай всегда одобрял ответственное отношение в вопросе продажи вооружений, притом КНР занимает лишь небольшую часть на мировом рынке оружия. Продажа оружия Китаем в какую-нибудь часть мира, утверждал вице-премьер, не будет вредить там миру и стабильности 35 .

Такая позиция КНР в вопросе о поставках оружия Пакистану не встречает, однако, всеобщего понимания. Не случайно на страницах печатного издания КНР, рассчитанного на зарубежного читателя, с соответствующими разъяснениями выступил бывший посол КНР в Индии Чэн Жуйшэн: "Продажа китай-

стр. 6


ского оружия Пакистану, - писал он, - осуществляется полностью в соответствии с политикой Китая в этом отношении, которая соразмеряется с тем, что продажа оружия должна улучшить способности покупателя к самообороне, не наносить ущерба миру или безопасности в соответствующих регионах и во всем мире и не вмешиваться во внутренние дела покупающей стороны" 36 .

Оставляя в стороне количественную сторону военных поставок КНР Пакистану, отметим следующее обстоятельство качественного порядка. Президент Мушарраф сообщил, что новый пакистанский танк, который, как считает Исламабад, по своим тактико-техническим данным можно назвать "танком столетия", был построен в сотрудничестве с Китаем 37 .

Как бы ни успокоительно звучали разъяснения китайских лидеров о поставках вооружения Пакистану, они не находят понимания в Индии, особенно когда речь идет о содействии Исламабаду в наращивании его ракетно-ядерной программы. "Несмотря на международную критику, Китай опрометчиво поддерживал и помогал атомным и ракетным программам Пакистана" 38 , - замечает индийский журнал "Дайэлог".

ТРЕХФАЗОВЫЙ ПОДХОД" К РЕШЕНИЮ НЕРЕШЕННЫХ ВОПРОСОВ

Тем не менее, налицо движение к постепенной нормализации отношений между КНР и Индией. Об этом, в частности, говорят итоги состоявшегося 22 июня 2003 г. официального визита в Пекин премьер-министра Индии А. Ваджпаи. Как говорилось в СМИ, он прибыл в Китай "с посланием мира, дружбы и доверия". Состоялись переговоры А. Ваджпаи с премьером КНР Вэнь Цзябяо. Как заявил журналистам министр иностранных дел Ясвант Синха, дискуссию характеризовала большая теплота с обеих сторон. Он также отметил, что "...взгляд на обстановку в мире двух стран схож, если не идентичен, по большинству вопросов".

По словам секретаря по иностранным делам Индии Канвал Сибала, китайский премьер предложил "трехфазовый подход к решению основных вопросов, существующих между двумя государствами. Первая "фаза": осуществлять постепенный выход из трудных проблем; вторая: не позволять им оказывать неблагоприятное воздействие на процесс нашего взаимопонимания; третья: предпринимать консультации на равной основе в дружеской атмосфере, чтобы найти решение 39 .

Относительно подписанных китайским и индийским представителями соглашений необходимо дать кое-какие пояснения. Эти соглашения наглядно свидетельствуют о сложности преодоления трафаретов, определяющих политическое мышление официальных лиц двух сторон и демонстрирующих стремление в чем-то выставить себя в наиболее благоприятном свете в глазах общественности своих стран. Так, они подписали декларацию о принципах отношений и всеобъемлющем сотрудничестве, которая, как утверждает официальное агентство Китая Синьхуа, впервые (выделено мной. - В. К.) отмечает недвусмысленное признание Тибетского автономного района частью Китая. Индийские должностные лица, однако, утверждают, что в политике Индии по Тибету не было каких-либо изменений, и она остается неизменной с 1957 г. 40 27 июня в Шанхае Ваджпаи вновь подтвердил, что Индия не заявляла ничего нового по Тибету и только повторяла свою неизменную позицию по этому вопросу. Правда, он добавил: "В действительности мы сделали акцент на автономии Тибета. Мы сказали, что Тибет - автономная часть Китая" 41 .

Индия и Китай подписали в Пекине 9 важных соглашений, в том числе об упрощении визовой процедуры и учреждении культурных центров в столицах двух государств. Другие соглашения определяют возможности кооперации в науке и создании новых технологий, совместной работы в области нетрадиционных источников энергии 42 .

Декларация о принципах отношений и всеобъемлющего сотрудничества, подписанная премьерами Индии и Китая 23 июня, предписывает каждой из двух сторон назначить специальных представителей, перед которыми ставится задача: "...изучить, исходя из двусторонних отношений, каркас пограничного решения". Как было объявлено, этими спецпредставителями стали с индийской стороны - советник по вопросам национальной безопасности Браджем Мишра и с китайской - заместитель министра иностранных дел Дай Бинго.

В ходе визита А. Ваджпаи имел встречи с бывшим президентом Цзян Цзэминем, нынешним президентом Ху Цзинтао,

стр. 7


вице-президентом Цзэн Цинхуном, председателем ВСНП У Банго, а также направил приветствие семинару, посвященному индо-китайскому экономическому сотрудничеству.

Обращаясь к участникам этой встречи, Ваджпаи рассказал о вызовах и возможностях в секторе информационных технологий, обрисовал большие шаги, сделанные Индией в этой сфере, и поставил вопрос о необходимости сотрудничества ученых и инженеров двух стран в данной области.

25 июня А. Ваджпаи посетил Лоян, известный своими буддийскими памятниками. Поездка А. Ваджпаи в Лоян была призвана символически подтвердить общность духовных традиций Индии и Китая.

Помимо вопросов межгосударственных отношений и региональной безопасности, во время визита Ваджпаи в Пекин обсуждались и проблемы глобализации в контексте совместного противостояния Западу. "Одной из самых ободряющих новостей, сообщенных во время визита премьер-министра Атал Бехари Ваджпаи в Китай на этой неделе, было известие о готовности китайского руководства совместно с Индией в следующий раз преодолеть маневры Запада во время торговых переговоров с ВТО. Пишущему эти строки то же самое сказал китайский ученый-обществовед в минувшем апреле во время визита в Южный Китай" 43 .

Визит А. Б. Ваджпаи стал первым визитом премьер-министра Индии в КНР за последние почти 10 лет. Визит, как заявил официальный представитель МИД КНР, был успешным и важным для китайско-индийских отношений. Две стороны подписали Декларацию о принципах отношений и всестороннего сотрудничества, которая рассматривается обеими сторонами как правовой базис для развития и расширения двусторонних связей. Она знаменует собой новую фазу в китайско-индийских отношениях 44 .

Заслуживают внимания и комментарии в средствах массовой информации КНР относительно результатов визита А. Б. Ваджпаи. Интересные суждения на этот счет высказал, в частности, бывший посол КНР в Индии Пэй Юаньин. В Декларации, отмечает он, индийская сторона ясно выразила, что она признает Тибетский автономный район частью территории КНР и подтверждает ранее высказанную позицию - не позволять тибетцам заниматься в Индии антикитайской политической деятельностью.

РАЗРЕШИМЫЙ, НО ПОКА НЕ РЕШЕННЫЙ "ПОГРАНИЧНЫЙ ВОПРОС"

Границы также были источником спора между двумя странами на протяжении десятилетий. В Декларации, пишет далее Пэй, обе стороны подтвердили готовность искать ответственное и взаимоприемлемое решение посредством дипломатии. Однако, без особого оптимизма отмечает Пэй, различия между позициями двух страна в пограничном вопросе слишком велики, чтобы эта проблема получила решение в ближайшем будущем.

Спорные территории оставлены обеим странам историей. В 1914 г. Британия провела незаконную "линию Мак Магона", которую никогда не признавали последующие китайские правительства. Хотя визит Ваджпаи не принес какого- либо решения пограничного вопроса, стремление обеих сторон поддерживать мир в пограничных районах и искать пути к окончательному решению, заключает Пэй, очень конструктивно 45 . Бывший посол, судя по всему, озвучивал не личное мнение, а официальные установки правительства КНР.

Похоже, что Индия и Китай возобновили дискуссию по спорным территориальным вопросам; однако из-за различия в исходных пунктах переговоры пока не дают результатов. Китайская сторона настаивает на сохранении пограничного статус-кво, что не устраивает индийское руководство.

Пекином неоднократно высказывались суждения такого рода, что, мол, пограничного спора между Индией и Китаем вообще не существует. Весьма показательно заявление на сей счет посла КНР в Индии Чжоу Гана, сделанное им 20 октября 1998 г. в Индийской ассоциации международных отношений. Пограничный спор между Китаем и Индией, сказал Чжоу, "...вообще говоря... есть наследие истории; он возник, когда Индией управляли колонизаторы".

Но раз, по мнению китайской стороны, речь идет об исправлении исторической несправедливости, оставшейся от колониальных времен, упорство Индии предстает перед азиатской и мировой общественностью как стремление унаследовать территориальные приобретения Британской империи. Иначе говоря, как нам представляется, ставится вопрос о пересмотре неравноправного договора. Более чем спорная позиция, если учесть, что абсолютно равноправные договора - вещь весьма условная. Практически всегда та или иная сторона при определенных обстоятельствах может утверждать, что с ней поступили несправедливо.

Стремление правительства Ваджпаи улучшить отношения с Китаем, по мнению Пэя, фактически есть результат проводимой им "стратегии большой державы". Именно чтобы создать себе благоприятный "международный имидж", Индия стремительно развивает свои отношения с США и углубляет традиционную дружбу с Россией.

Укрепление индийско-американских связей вызывает озабоченность в политических кругах КНР. Ее, в частности, озвучил еженедельник "Бэйцзин ревью": "Недавний частый обмен визитами на высоком уровне между США и Индией показал импульс усиливавшегося двустороннего стратегического сотрудничества, которое, как некоторые эксперты говорили, по меньшей мере, частично направлено против Китая. В этом вопросе Индия должна брать во внимание озабоченность Китая своей безопасностью, говорят некоторые китайские эксперты, - согласно принципу чувствительности к беспокойству друг друга" 46 .

За подобного рода рекомендациями кроется стремление повлиять на свободу Индии осуществлять внешнеполитические акции с учетом собственных национальных интересов. Последние же вовсе не идентичны таковым китайским. Отсюда неизбежны коллизии на пути установления подлинно добрососедских отношений между КНР и Индией. Эксперты, пишет "Бэйцзин жибао", отмечают, что "теория китайской угрозы" еще

стр. 8


имеет аудиторию в Индии 47 . Но при этом остается открытым вопрос: причина этого просто в консервативности политического мышления определенных кругов индийской общественности или же дело в позиции Пекина по конкретным принципиальным проблемам китайско-индийских отношений?

ПРОТИВОРЕЧИЯ ОСТАЮТСЯ, СОПЕРНИЧЕСТВО ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Нет основания полностью и безоговорочно принимать на веру проникнутые дежурным оптимизмом заверения официальных лиц о сотрудничестве КНР и Индии в Южной и Юго-Восточной Азии. Ибо они порою призваны замаскировать взаимоисключающие национальные интересы, стремление обрести собственную выгоду за счет других. Обращает на себя внимание, к примеру, следующее обстоятельство.

В декабре 2001 г. президент Цзян Цзэминь совершил государственный визит в Мьянму. Комментируя его, японская газета "Зе дэйли йомиури" писала: "Визит Цзяна сигнализирует о намерении Китая подтвердить свои экономические и стратегические интересы в Мьянме. Обнищавшая Мьянма предлагает Китаю потенциальный путь к Индийскому океану и может служить сухопутным мостом для торговли между Южной и Юго-Восточной Азией. Две другие большие азиатские державы -Индия и Япония - тоже соперничают за влияние в Мьянме..." 48

Официальные заявления должностных лиц, ведущих переговоры либо занимающихся их организацией, так или иначе, несут отпечаток дежурного оптимизма. Кроме того, за словами приличествующих случаю деклараций остаются важные моменты, которые влияют или будут влиять на состояние межгосударственных отношений. Китай и Индия в этом отношении не составляют исключения. И у Индии, и у КНР объективно свои национальные интересы, обеспечение которых ведет не только к совпадению геополитических и экономических парадигм, но и к определенным противоречиям. И они могут иметь длительный временной порядок.

Установка китайского руководства на создание сильного Китая и на всеобъемлющее решение стоящих перед страной социально-экономических проблем влияет и на внешнеполитические приоритеты. Для поступательного хозяйственного развития КНР необходимо широкое международное сотрудничество, в том числе с сопредельными странами, среди которых Индия и ее соседи. Заинтересованность в нем диктуется не только узкоутилитарными соображениями текущего момента, но и перспективными факторами геоэкономического порядка. В конце XX в., отмечает тайваньский обозреватель Ляо Вэньи, КНР стала государством-импортером нефти. Усиление сотрудничества с Индией обеспечивает безопасность ее беспрерывных поставок и транспортировки. Индия же контролирует Индийский океан и ключевые проходы для транспортировки нефти в КНР 49 . Под этим углом зрения следует рассматривать и благосклонное отношение Пекина к планам наращивания военно-морской мощи Пакистана.

В канун визита китайского премьера Чжу Жунцзи в Индию правительство Пакистана приняло решение о пополнении своих ВМС кораблями китайского производства. Как подчеркнул начальник штаба пакистанских ВМС адмирал Шахид Каримулла, с помощью китайских партнеров (выделено мной. - В. К.) будет реализован ряд программ по модернизации флота страны "...в целях поддержания баланса сил в регионе". Фактически же речь идет не столько о поддержании баланса сил, сколько о новом витке гонки вооружений при участии КНР. И это не может не вызвать озабоченности у Нью-Дели.

Вместе с тем, и Китай, и Индия в последнее время предпринимают шаги, направленные на укрепление доверия в военной области. 14 ноября 2003 г. две страны впервые провели совместные морские учения. Их целью, как сказал индийский посол в КНР Налин Сурие, было обеспечение безопасности морской торговли и улучшение координации в поисковых и спасательных работах на море. В ближайшем будущем, по словам посла, "...совместные действия наших вооруженных сил получат дальнейшее развитие" 50 .

В процессе нормализации отношений между Китаем и Индией важную роль играет не только откровенный обмен мнениями между официальными лицами, но и высказываемые суждения представителей общественности - ученых, политологов. В этой связи заслуживает внимания, в частности, мнение китайских аналитиков на страницах журнала "Чжунго иинлунь". В одной из его публикаций автор - некий

стр. 9


Шу И - анализирует состояние американо-индийских отношений. Красноречив подзаголовок статьи: "Сдерживание Китая -основная причина сотрудничества Америки и Индии". Воспроизведем выдержку из статьи: "Индия, считая, что мощь Китая и его подъем отражаются на государственной безопасности Индии, никоим образом не может пренебрегать "скрытой угрозой" со стороны Китая. Допуская даже, что Китай не имеет повода нападать на Индию, военная мощь Китая создала угрозу безопасности Индии. С ее точки зрения, твердая позиция правительства Америки как раз изменяет внешнюю безопасность Китая, отсюда Индия в соперничестве с Китаем приобретает много "фишек". Индия надеется, обретя поддержку Америки, укрепить свое положение "гегемона" в Южной Азии, повысить международный имидж, чтобы выдавить Китай с центрального положения в Азии".

Суждения Шу И показательны во многих отношениях. В частности, они раскрывают подлинное значение борьбы с разноликим "гегемонизмом", которую руководство КНР ведет уже с первых лет ее существования. "Гегемон", с точки зрения руководителей КНР, - это всякое государство, чья политика идет вразрез с национальными интересами Китая, как они понимаются официальным Пекином.

С другой стороны, среди определенных кругов общественности Индии сохраняется настороженное отношение к перспективам китайско-индийских отношений в глобальном плане. Показательны в этом смысле выкладки индийского журнала "Дайэлог".

"Известный политолог Ларри М. Ворт замечает: "Озабоченность Индии относительно потенциальной угрозы со стороны Китая не может быть просто отброшенной. Китай - основной источник для Пакистана... оружия и ракет.

Китай верит, что Пакистан имеет необходимое влияние, чтобы нейтрализовать исламские сепаратистские движения в пределах Китая, в то время как Индию рассматривает в качестве стратегического соперника" 51 . "Пекин желает оставаться единственной державой в азиатском регионе, -пишет он далее. - И прогресс в индийской обороне и развитии рассматривается Китаем как потенциально растущая мощь" 52 .

В своей рецензии на книгу Джона В. Гарвера о китайско-индийских отношениях китайский ученый Шэн Лижун пишет следующее: "Автор придерживается пессимистического мнения, которое заключается в том, что если Индия не пожелает стать младшим партнером Китая в возникающем мировом порядке, Азия и мир могут увидеть дальнейшее расширение китайско- индийского соперничества в первой половине нового столетия" 53 .

У такого прогноза, возможно, есть основания.


1 Гуанмин жибао. 11 сентября 1976.

2 Sentinel. Discusions with China Again? - Swarajya. Madras. 1969. Jan. 11. XIII, N 28, p. 26.

3 Жэньминь жибао. (Далее - ЖМЖБ). 21 февраля 1982.

4 ТАСС. 23 сентября 1982. Л. 41. - 1 серия "А".

5 ЖМЖБ. 3 октября 1982.

6 Lin Jiangyong. On the Current Changes in the Asia-Pacific Political Scene. - Contemporary international relations. Beijing. Vol. 2, N 3, March 1992, p. 4.

7 Lin Jingyong. Op. cit., p. 13.

8 Cultural Exchange - China and World. Vol. 4. N 2, 1993, p. 46.

9 China Daily (Далее - CD). October 2, 2003.

10 Zhu Lingling. Asia: Calling for Peace. - International understanding. N 1, 2003, p. 4.

11 Фа Инь. N 1, 1998, с. 17.

12 CD. December 16, 2002.

13 Гоцзи вэньти яныдзю. 1997, N 2, с. 57.

14 5-th Asian Security Conference on Asian security and China in the Period 2000 - 2010. New Delhi. January 27 - 29, 2003. Profiles of Speakers. - Institute for Defence Studies and Fnalyses. New Delhi.

15 Mainstream, New Delhi, February 8, 2003. Vol. XLI, N 8, p. 30.

16 Garver John W. The Restoration of Sino - Indian Comity following Indian's nuclear. - The China Quarterly. 168. December 2001, p. 867 - 868.

17 Wednesday. January 8, 2003.

18 CD. The China Quarterly, June 2002, N 170, p. 538.

19 26 января 2003 г. МИД Бангладеш пригласил заместителя Верховного комиссара Индии и заявил формальный протест относительно "выталкивания индийских мусульман на ее, Бангладеш, территорию". См.: Mainstream, Feb, 2003, Vol. XLI, N 8, p. 32.

31 января 2003 г. министр иностранных дел Бангладеш Шамшер Мобин Чоудхури обвинил Индию "в выталкивании "индийских мусульман, говорящих на бенгали, в его страну". См.: Mainstream, Feb, 2003, Vol. XLI, N 8, p. 33.

На саммите глав неприсоединившихся государств в Куала-Лумпуре в феврале 2003 г. президент Пакистана Мушарраф поднял вопрос о Кашмире - к неудовольствию Индии и скрытой радости некоторых соседей. См.: NAM Summit at Kuala-Lumpur; a Review March 15, 2003. Mainstream. Vol. XLI, N 13, p. 4.

20 Mainstream, January 26, 2002. Vol. XXXX, N 6, p. 55.

21 The China Quarterly, 170. June 2002, p. 539.

22 Ibid.

23 Mainstream, January 26, 2002. Vol. XXXX, N 6, p. 56.

24 Beijing Review, Jan. 24, 2002, p. 6.

25 Mainstream, January 26, 2002. Vol. XXXX, N 6. P. 55.

26 The China Quarterly, 170. June 2002, p. 538.

27 Dao Shulin. Reflection on China's Neighbouring Security Environment - Contemporary International Relations. Vol. 12, N 12. December 2002, p. 29.

28 The Middle East Journal.Vol. 56, N 4. August 2002, p. 680.

29 Chen Ruisheng. China and India Transforming Historical Sino- indian relations - World Affairs. Vol. Five, N 5. October-December 2001 p. 25.

30 China Daily, June 29 - 30, 2002.

31 Ibid.

32 China Daily. August 3 - 4. 2002.

33 Lt. Gen. Kamal Matinuddin (retd.) - Regional Studies. Islamabad. Vol. XXI, N 3, Summer 2003, p. 40.

34 Lin Jingyong. Op. cit., p. 4.

35 Chen Ruisheng. Future for Sino-Indian Ties Bright. China Daily. March 5, 2002, p. 25.

36 Ibid.

37 The New Federalist. July 30. 2001.

38 Dialogue. Quarterly. AsthaBharati. Delhi. Vol. 7. N 4, April-June 2003. P. 185.

39 Mainstream, July 5, 2003. P. 34.

40 Ibid.

41 Ibid., p. 35.

42 Ibid., p. 34.

43 Vora Batuk. China - India Unity Could Overturn Westerns Hegemony in WTO - Mainstream, July 5, 2003, p. 4.

44 Kuangji. Choosing to be Partners - Beijing Review, July 3, 2003, p. 16.

45 Kuangji. China and India. - Beijing Review, July 3, 2003, p. 17.

46 Beijing Review, July 3, 2003, p. 17.

47 Kuangji. China....

48 The Daily Yomiuri. December 13. 2001.

49 Ляо Вэньи. Си лунь синь шицзи Чжунгун аныдюань чжаньлюэ чжи цзяньгоу. - Чжаньван юй таньсо. 2003. Т. I. N 2, с. 68.

50 Шу И. Мэй Ин гуаньси: шэн вэнь юй чжиюе - Чжунго пин- лунь. 2002, ноябрь, с. 85.

51 Dialogue. Quarterly. Astha Bharati. Delhi. Vol. 4. N 4. April-June 2003, p. 185.

52 Dialogue. April-June 2003, p. 186.

53 John W. Garver. Protracted Contest: Sino-Indian Rivalry in the Twentieth Century. Seatle: University Washington Press. 2001 - The Journal of Asians Studies. Vol 62, N 2. May 2003, p. 558.


© libmonster.com

Permanent link to this publication:

https://libmonster.com/m/articles/view/Китайско-индийские-отношения-КНР-ИНДИЯ-ТРУДНЫЙ-ПУТЬ-К-ВЗАИМООТНОШЕНИЮ

Similar publications: LUnited States LWorld Y G


Publisher:

Libmonster OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.com/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. КУЗНЕЦОВ, Китайско-индийские отношения. КНР - ИНДИЯ. ТРУДНЫЙ ПУТЬ К ВЗАИМООТНОШЕНИЮ // New-York: Libmonster (LIBMONSTER.COM). Updated: 10.05.2023. URL: https://libmonster.com/m/articles/view/Китайско-индийские-отношения-КНР-ИНДИЯ-ТРУДНЫЙ-ПУТЬ-К-ВЗАИМООТНОШЕНИЮ (date of access: 21.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. КУЗНЕЦОВ:

В. КУЗНЕЦОВ → other publications, search: Libmonster USALibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Libmonster Online
New-York, United States
356 views rating
10.05.2023 (438 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
TO THE 60TH ANNIVERSARY OF ALEXANDER VLADIMIROVICH AKIMOV
Catalog: Science Economics 
Yesterday · From Ann Jackson
V. N. TIMOSHENKO. THE SOUTH PACIFIC REGION ON THE THRESHOLD OF THE XXI CENTURY: FOREIGN POLICY AND SECURITY ISSUES
Yesterday · From Ann Jackson
INTERNEES, DEPORTEES AND PRISONERS OF WAR: UNKNOWN PAGES IN THE HISTORY OF CHINESE MIGRATION IN RUSSIA
Yesterday · From Ann Jackson
Progress Sums: 1,2,3,4,5..., -1,-2,-3,-4,-5... It can be found using the formula: Sn=(n²a₁+n)/2. Progress Sum: 1,3,6,10,15..., -1,-3,-6,-10,-15... It can be found using the formula: Sn= ((n+a₁)³-(n+a₁))/6. Progress Sum: 1,4,9,16,25..., -1,-4,-9,-16,-25... It can be found using the formula: Sn= a₁(n+a₁)(n²a₁+0.5n)/3. (Where n - is the number of summable terms, a₁ - is the first term of the progression).
Catalog: Mathematics 
2 days ago · From Andrei Verner
To the 80th anniversary of YEVGENY MAKSIMOVICH PRIMAKOV
Catalog: Science History Philosophy 
3 days ago · From Ann Jackson
NOVAYA ROSSIYA ISLAND (FROM THE HISTORY OF RUSSIAN POLITICS IN THE PACIFIC)
3 days ago · From Ann Jackson
PASSPORT AND VISA REGULATIONS AND LEGAL STATUS OF FOREIGNERS IN THE RUSSIAN FAR EAST IN THE LATE 19TH AND EARLY 20TH CENTURIES
3 days ago · From Ann Jackson
MUGHAL GARDENS: AN IMAGE OF PARADISE, A SYMBOL OF POWER
3 days ago · From Ann Jackson
IMAGE OF ESEGE MALAN TENGRI IN THE CONTEXT OF RELIGIOUS AND MYTHOLOGICAL TRADITION OF BURYATS
3 days ago · From Ann Jackson
PREHISTORY OF THE VIET (YUE) PEOPLES IN SOUTHEASTERN CHINA (BASED ON ARCHAEOLOGICAL MATERIALS)
3 days ago · From Ann Jackson

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBMONSTER.COM - U.S. Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Китайско-индийские отношения. КНР - ИНДИЯ. ТРУДНЫЙ ПУТЬ К ВЗАИМООТНОШЕНИЮ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: U.S. LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

U.S. Digital Library ® All rights reserved.
2014-2024, LIBMONSTER.COM is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of the United States of America


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android