Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: COM-1085
Author(s) of the publication: А. Г. Шляпников

Share this article with friends

29. Вопросы промышленности и труда на Тереке

Вопросы организации промышленного хозяйства, транспорта и нефтяных промыслов впервые были поставлены на Пятигорском съезде Терской области. На этом съезде вопросами промышленности и положением наемных рабочих занималась рабочая секция этого съезда, выработавшая нижеследующие "Сводные тезисы доклада по рабочему вопросу", заслушанному съездом.

Первый пункт этих тезисов определял общее положение, по которому: "1) Современная хозяйственная разруха выражается в сокращении производства, расстройстве транспорта и денежного обращения, в небывалом уровне цен и их колебании, в общем обнищании страны и растущей безработице. В самое последнее время разруха осложнилась непланомерной демобилизацией войск и военной промышленности и грозными перспективами германского наступления и его последствий для народного хозяйства России.

2) В Терской области хозяйственная разруха усугубляется еще гражданской войной, совершенно парализовавшей транспорт и нефтяную промышленность.

3) Хозяйственная разруха ведет к усилению безработицы, а следовательно, к ослаблению сопротивляемости рабочего класса и его организации, что угрожает пролетариату значительным ухудшением условий жизни и полной потерей социальных завоеваний, добытых в ходе революции.

4) Задачей рабочего класса в настоящий момент является, с одной стороны, работа по укреплению своих организаций, а с другой - воздействие на государственную власть и вмешательство в ее деятельность в направлении интересов труда".

Вся работа секции проходила под значительным влиянием социал-демократов- меньшевиков, что отразилось на тезисах, а также на намеченных докладом и принятых съездом практических мероприятиях, сводившихся к борьбе с безработицей путем организации биржи труда и устройства общественных работ.

О биржах труда съезд вынес решение, по которому:

"Отдел труда через местные объединения профессиональных союзов учреждает при городских самоуправлениях местные биржи труда под управлением комитетов из представителей рабочих организаций.


Продолжение. См. Вопросы истории, 2002, NN 7 - 12; 2003, N 1 - 4.

стр. 106


Биржи труда регистрируют спрос и предложение труда, причем сведения о спросе казенных и общественных предприятий, а также о закрытии и приостановке предприятий доставляются в биржу труда обязательно. В своей деятельности биржи труда соблюдают нормы оплаты, установленные тарифными договорами.

Биржи труда не удовлетворяют спрос предприятий, где происходят забастовки. Биржи труда должны в первую очередь быть учреждены в городах: Владикавказе (есть), Пятигорске (есть), Грозном (была), Георгиевске, Кисловодске и Моздоке.

В ближайшее время для учета сельскохозяйственных сезонных рабочих учреждаются сезонные биржи труда в местах скопления сельскохозяйственных рабочих - как отделения ближайших городских. Съездом местных бирж труда организуется областная биржа труда, учитывающая рынок труда всей Терской области и связанная с соседними областными биржами труда. Временно же функции областной биржи выполняются отделом труда с помощью Владикавказской биржи труда".

По вопросу охраны труда съезд принял резолюцию, наметившую "нижеследующие положения, которые должны быть применены и развиты в промышленности Терской области сообразно местным бытовым условиям и техническим особенностям производств.

8-часовой рабочий день для рабочих и 6-часовой день для служащих в торгово- промышленных учреждениях.

Примечание: Годовое, месячное и суточное распределение рабочего времени в сельскохозяйственных работах определяется инструкцией земельного совета сообразно земельному закону.

Воспрещение ночного труда для подростков (до 16 лет) и женщин. Воспрещение труда малолетних, до 14 [лет]. Ограждение труда малолетних подростков 6 часами. Еженедельный 42-часовой отдых.

Ограничение суточного и годового числа сверхурочных работ. Воспрещение сверхурочных работ подросткам до 16 лет и женщинам".

Все перечисленные в резолюции пожелания были уже осуществлены Советом народных комиссаров РСФСР в целом ряде декретов, но руководители рабочей секции съезда предпочитали составление "своих", местных постановлений.

В целях контроля за осуществлением рабочего законодательства съезд постановил организовать при советах отделы труда и учредить выборные должности комиссаров труда.

Постановление так определяло необходимость организации их и характер деятельности:

"Для надзора за действительным выполнением законов об охране труда на местах вводятся:

а) местные отделы труда из представителей профессиональных союзов, заводских комитетов, делегатов рабочих мелких предприятий (однородные мелкие предприятия объединяются для выборов делегатов), представителей местного самоуправления, представителей врачей и техников. Порядок выборов определяется особой инструкцией.

б) местные комиссары труда проводят на местах постановления областного комиссариата труда. Надзор комиссаров труда распространяется на все виды предприятий данной местности, а также на жилища рабочих, если жилища принадлежат предприятиям. Работа комиссаров труда осуществляется совместно с местными отделами труда, согласно особой инструкции.

Местные отделы труда и комиссары труда доводят также до сведения областного комиссариата труда о необходимых изменениях в законах и постановлениях, руководствуясь бытовыми, техническими и экономическими условиями и данными коллективных договоров.

Местные отделы труда и комиссары труда подготовляют также материал для законодательной нормировки заработной платы, руководствуясь прожиточным минимумом в данной местности, качеством и обстановкой труда,

стр. 107


общим экономическим положением данной отрасли производства и существующими тарифными договорами.

д) Комиссары труда при возникновении конфликтов способствуют учреждению примирительных камер для разрешения конфликтов между рабочими и предпринимателями - по собственному почину или по заявлению сторон, заводских комитетов или центральных бюро.

Если конфликт не разрешен в местной и центральной примирительной камерах, то для предприятий, имеющих общегосударственное или общественное значение, а также для предприятий, состоящих под контролем власти, на комиссаров труда возлагается учреждение обязательных третейских судов.

Более крупные конфликты разрешаются при непосредственном участии областного комиссариата труда".

По вопросу страхования рабочих секция внесла на утверждение съезда следующие тезисы:

"1) Страхование должно быть государственное. 2) Оно должно быть поставлено на принципе обязательности, на основах самоуправления, на началах централизации. 3) Фонд областной и местный фонд безработных создаются путем процентных взносов предпринимателей, причем размер процента для каждого предприятия определяется совещанием из представителей советов центральных бюро, городских самоуправлений и утверждается отделом труда при Терском областном совете. 4) Участниками кассы являются все рабочие. 5) Только тот безработный имеет право на получение пособия, который зарегистрирован профессиональными союзами или биржей труда. 6) Пособие выдается в размере двух третей заработной платы. 7) Максимальный срок, в течение которого безработный пользуется пособием, устанавливается областными съездами профессиональных союзов. 8) Страховые кассы построены на началах самоуправления; схема представительства должна быть выработана отделом труда Терского областного совета. 9) В высшие страховые органы, например, в страховое присутствие, допускается представительство от предпринимателей, как это предусмотрено соответствующими законами народных комиссаров".

Эти тезисы были внесены в то время, когда Совет народных комиссаров РСФСР издал ряд декретов о больничном страховании, а также и о страховании от безработицы. Тезисы, предложенные рабочей секцией съезда, имели существенные расхождения с опубликованными центром декретами. Так, по вопросу о предпринимательском взносе в фонд безработных тезисы (п. 6) предоставляли местам право определять его размер отдельно по каждому предприятию, в то время как декрет центра устанавливал его единообразно для всей России.

В то время как тезисы предлагали ограничить выдачу пособия 2/3 заработка, декретом оно было определено в размере среднего заработка.

Девятый пункт тезисов протаскивал излюбленное социал-демократами- меньшевиками "паритетное начало" - представительство предпринимателей, с оговоркой о том, "как это предусмотрено соответствующими законами народных комиссаров".

По декретам ВЦИК и Совнаркома осени 1917 г. все страховое дело было построено на принципе полного самоуправления застрахованных, а предприниматели допускались лишь в качестве одной трети в Страховой совет при Наркомате труда, наблюдавший за осуществлением законов о страховании рабочих, и только.

Рабочий контроль, столь популярный в промышленных районах, был встречен частью делегатов рабочей секции съезда отрицательно. Лишь под нажимом грозненских и пятигорских рабочих секция приняла и внесла на утверждение съезда постановления об установлении рабочего контроля "по типу организации рабочего контроля над производством и потреблением в центральных областях Российской республики, с дополнениями, внесенными комиссариатом труда в период деятельности органов рабочего контроля. Все органы рабочего контроля руководствуются точными указаниями в соот-

стр. 108


ветствующих инструкциях, изданных комиссариатом труда при Народном совете".

Противники "рабочего контроля" вносили предложение ввести в Терской области "общественный контроль".

Принятием резолюции о рабочем контроле закончилось занятие съезда рабочим вопросом.

После съезда законодательная деятельность по рабочему вопросу перешла в областной комиссариат труда и промышленности, возглавлявшийся Е. Богдановым.

Первый декрет от 4 апреля, изданный комиссариатом, обязывал все предприятия, учреждения и частных лиц производить наем рабочих, служащих и домашней прислуги через биржи труда. Следующим за ним декретом упразднялись все посреднические по найму конторы, существовавшие в городах и местечках области.

В целях борьбы с наметившимися неправильными и неорганизованными попытками отдельных групп рабочих решать вопросы безработицы путем замены работавших женщин безработными мужчинами комиссар труда и промышленности Е. Богданов обратился с воззванием, в котором писал, что "до сведения комиссариата труда дошло, что в некоторых предприятиях рабочие наспех, необдуманно разрешают вопрос о безработице, изгоняя женщин и ставя на их место безработных мужчин, главным образом солдат, вернувшихся с фронта. Такие меры борьбы с безработицей решительно осуждены и признаны недопустимыми как Петроградским советом рабочих и солдатских депутатов, так и московским съездом комиссаров труда. С своей стороны комиссариат труда предлагает воздерживаться от таких вредных и антидемократических шагов, как изгнание из предприятий женского труда. Комиссариат труда ставит в известность товарищей рабочих, что им предприняты меры планомерной и организованной борьбы с безработицей путем организации общественных работ, правильной постановки бирж труда, создания страхования от безработицы, наконец, путем поднятия производительных сил в области.

10 апреля комиссариат труда и промышленности обратился ко всем советам области с предложением организовать при отделах труда примирительные камеры. 11 апреля был опубликован "образцовый устав центральной примирительной камеры" 1 .

Декретом от 20 апреля был учрежден "временный фонд безработных", по которому все предприниматели обязывались делать "ежемесячные взносы в размере 4% уплачиваемой ими заработной платы при постоянных работах и 6% при сезонных работах". Местные (городские, сельские, станичные) самоуправления обязывались вносить приплату к предпринимательским взносам в размере половины последней 2 .

23 апреля комиссариат труда и промышленности издал "положение о местных органах по охране труда", в котором подробно излагалась их структура, порядок организации и характер деятельности 3 .

24 апреля был опубликован "декрет о 8-часовом рабочем дне, продолжительности и распределении рабочего времени" за подписями председателя совета народных комиссаров Буачидзе, комиссара труда и промышленности Богданова и секретаря Бабкова. Этот декрет был в значительной части копией, с некоторыми сокращениями и изменениями, декрета от 29 октября 1917 г., опубликованного в центре.

Терские власти относились к декретам Совнаркома РСФСР в те времена свободно: часть из них опубликовывали, иногда с существенными изменениями, а большинство оставалось неизвестным, не проводилось в жизнь.

Внимание Терского народного совета и совнаркома с первых дней взятия власти было поглощено земельным устройством, восстановлением железнодорожного транспорта и умиротворением области. Вопросами организации промышленности и нефтедобычи стал заниматься комиссариат труда и промышленности только после Второго съезда народов области. До орга-

стр. 109


низации областной власти вся тяжесть регулирования хозяйства и взаимоотношений между предпринимателями и рабочими падала на местные советы и действовавшие в контакте с ними рабочие профессиональные союзы.

Конфликты рабочих Грозненских промыслов с нефтепромышленниками и вопросы восстановления добычи нефти долгое время находились вне поля зрения областной власти. То же нужно сказать и об организации лечебного хозяйства Минераловодских групп: они управлялись и направлялись местными усилиями и долгое время не были даже связаны с областной властью, находившейся во Владикавказе.

Грозненская нефтяная промышленность находилась формально "в руках" капиталистов, которые уже осенью 1917 г. начали свертывать добычу и переработку. Набеги же на промыслы и разгром Новых промыслов, не обеспеченных охраной, нефтепромышленники использовали для того, чтобы окончательно приостановить работу и рассчитать рабочих.

Но против остановки промыслов и закрытия заводов выступили рабочие организации, промысловые советы и Грозненский военно-революционный совет. Нефтепромышленники в начале февраля 1918 г. были обложены налогом в один миллион рублей, за неуплату которого были арестованы представители нефтепромышленных фирм: И. Н. Стрижев, А. К. Беккер, А. Л. Крайцевич, И. Л. Фреу, И. Ф. Лампе, Н. М. Цатуров, Б. М. Сашин и И. А. Авакумов.

За арестованных представителей нефтепромышленных фирм, в числе которых были английские подданные, вступился казачий круг, но грозненские власти отклонили его ходатайство, требуя покрытия налога.

В начале апреля в Грозный приехал из Тифлиса английский консул и обратился к председателю военно-революционного совета с просьбой собрать президиум, на котором обсудить вопрос о положении иностранных подданных, находящихся в Грозном. Просьба английского консула была уважена, и заседание состоялось 2 марта. Вот что сообщали "Известия" Грозненского совета об этой встрече представителей рабочей власти Грозного с уполномоченным капиталистической Англии:

"2 марта в военно-революционный совет явились представители нефтепромышленных фирм Беккер, Тейлор, Дабелло, Пирс и тифлисский английский консул.

В беседе с членами военно-революционного совета представители нефтепромышленников и английский консул указывали между прочим, что положение грозненской промышленности критическое, денежных знаков нет, через месяц-полтора рабочим нечем будет платить жалованье.

Исходя из этого соображения, английский консул просил военно- революционный совет дать разрешение на проезд в Тегеран управляющим фирм: Беккеру, Тейлору и Дабелло для переговоров (по прямому проводу) с Лондоном об ассигновании фирмам грозненского района необходимой суммы денег.

Представители военно-революционного совета указывали английскому консулу и нефтяникам, что меры к воссозданию грозненской промышленности можно принять иные - обратиться в Петроград к центральной власти с просьбой ассигновать (в обеспечение нефтяной промышленности) необходимую сумму.

С этим предложением английский консул и нефтяники не соглашались, они отвечали: "Положение Петрограда не выяснено, у нас есть сведения, что Петроград взят (??) немцами".

На этом беседа президиума военно-революционного совета с нефтяниками и английским консулом была закончена.

3 марта поступило заявление в военно-революционный совет от английского консула (приехавшего из Тифлиса); в этом заявлении английский консул говорит, что он снабжен полномочиями от французского, американского, итальянского и бельгийского правительств и просит военно-революционный совет "принять гарантии к безопасности проживающих в городе иностранно- подданных".

стр. 110


Наряду с этим английский консул усиленно ратует в своем заявлении о том, чтобы представители нефтепромышленности выехали в Тегеран.

Кончается заявление английского консула следующими словами: "К глубокому моему прискорбию, мне придется доложить об аресте двух подданных союзных держав: гг. Беккера и Фреу, то есть о мере, которая, по моему личному убеждению, совершенно не соответствует политике Совета народных комиссаров".

Военно-революционный совет, заслушав просьбу и заявление английского консула, вынес следующее постановление:

"Обсудив вопрос о поездке в г. Тегеран представителей иностранных нефтепромышленных фирм для переговоров с Лондоном о приискании средств для выхода из финансового кризиса, военно-революционный совет нашел, что эта поездка не даст нужных денежных средств и что выход из настоящего критического финансового положения может быть указан и вопрос этот может быть разрешен лишь центральной властью - Советом народных комиссаров. Для этого представители нефтепромышленных фирм совместно с членами военно- революционного совета (по назначению совета) должны составить подробную смету всех продуктов и суточную выработку нефти фирмами. Со всеми сведениями представители нефтепромышленных фирм совместно с представителями местной власти должны обратиться в Совет народного хозяйства - в г. Петроград. Личная безопасность заместителей представителей нефтепромышленных фирм, остающихся в г. Грозном, гарантируется наравне со всеми другими гражданами и зависит от их личных действий по отношению к власти рабочих.

Требования рабочих к представителям фирм будут зависеть от условий жизни".

П. С. Из вполне компетентного в этом деле источника нам сообщают, что намерения английского (приехавшего из Тифлиса) консула и наших нефтепромышленников иные. Это дело находится в тесной связи с поездкой Медяника в Тифлис вообще и, в частности, заключением Терским казачеством займа в 150 млн. у Англии.

Сообщают также, что нефтепромышленники действуют в контакте с верхами казачества и с войсковым кругом".

Грозненский военно-революционный совет поступал правильно, когда предлагал фирмам обратиться в Петроград за денежными подкреплениями и выяснением дальнейшей судьбы частного нефтепромысла. Нефтепромышленники знали, что в Петрограде в это время велись подготовительные работы по национализации всей добычи и переработки нефти, а пока было решено организовать контроль над промыслами и сбытом нефти, который уже осуществлялся на базисных складах Центральной России и по Волге.

12 марта рабочие Новогрозненских промыслов, разгромленных и сожженных чеченскими разбойниками 24 ноября 1917 г., предъявили Союзу нефтепромышленников требование об уплате заработка и за утраченное в погроме и пожаре имущество и принятии безработных на работу.

Нефтепромышленники жаловались на плохое финансовое состояние, а когда представители рабочих предложили им обратиться за деньгами к областной власти и получить ссуду под находившиеся в Грозном нефтяные продукты, промышленники отказались таким путем исправить свои финансы.

В конце концов финансирование грозненской нефтепромышленности взял на себя совнарком Терской области, объявив в мае своей собственностью "всю нефть и ее продукты, находящиеся в районе Грозненских промыслов".

В районе Новогрозненских промыслов, разрушенных абреками, горели семь фонтанов, один из которых давал 160 000 пудов нефти в сутки. Грозненские рабочие в течение ряда месяцев пытались потушить горевшие фонтаны, но встречали вооруженное сопротивление со стороны чеченцев, жителей аула Новые Алды. Пробовали вести переговоры о тушении фонтанов, но тянувшаяся тяжба с казаками из-за земельного устройства срывала все начинания, тысячи пудов нефти и газа продолжал пожирать огонь.

стр. 111


Впервые вопрос о национализации нефтепромыслов был поставлен на обсуждение рабочих организаций Грозного управлявшим областным отделом промышленности т. Бутягиным.

Грозненские "Известия" уделили вопросу о восстановлении нефтяной промышленности большое внимание, дали подробный отчет о заседании, на котором решалась судьба промыслов. Вот как описывалось это собрание:

"11 июня в помещении бывшего общественного собрания состоялось чрезвычайное заседание представителей областного и Народного совета, исполнительного комитета Центрального совдепа, совета рабочих депутатов Старых и Новых промыслов, комиссариата торговли и промышленности и всех профессиональных союзов г. Грозного.

На заседании с правом решающего голоса присутствовало около 65 человек.

Председателем единогласно был избран инженер Бутягин, товарищем председателя А. М. Рыбаков и секретарями: Белячков и Пинцентинов.

Открывая заседание, председатель обращается к собранию со следующими словами: "Товарищи! Первый раз я председательствую на вашем собрании. Я глубоко признателен за оказанное мне вами доверие. Сегодняшнее собрание я считаю чрезвычайно важным и верю, что и вы все так же серьезно отнесетесь к вопросу, который мы должны обсудить. Я верю, что вы поможете мне в этом трудном и ответственном деле. Здесь есть представители различных общественных и политических групп, и я не допущу никаких выпадов ни с той, ни с другой стороны.

В заключение председатель заявляет, что на повестке дня стоит один вопрос: о национализации грозненской промышленности.

Притула (представитель Союза инженеров) заявляет, что Союз нефтепромышленников на настоящее заседание приглашения не получал и его представителей на заседании нет.

Бутягин. - Заседание считаю открытым, предлагаю высказаться по вопросу о национализации грозненской промышленности. Здесь один из участников просит сделать доклад. Я позволю [себе] ответить этому товарищу следующее: областному совету народных комиссаров желательно выслушать ваше мнение. Важен не доклад, а выяснение общего положения промышленности. Об этом вопросе говорят уже целый год, а между тем он еще не разрешен. Промышленность в тупике, и наша обязанность, наш долг найти выход из создавшегося тяжелого положения.

Притула. - Председатель сказал, что цель настоящего собрания - обсудить вопрос о национализации грозненской промышленности. Такая постановка вопроса для меня не ясна. Дело не в том, надо ли национализировать нашу промышленность или не надо. Важно то, что национализация промышленности фактически произошла. Областной совет народных комиссаров декрета о национализации еще не издал, но фактически все остатки капиталов у нефтепромышленников отобраны, управление промышленностью находится в руках комитетов и содержание рабочим уплачивается не за счет промышленников, а из средств областного совета. Отсюда ясно, что национализация уже осуществлена. Я хотел бы только знать, в какой плоскости на этом заседании предполагается разрешить этот вопрос.

Бутягин, отвечая инженеру Притуле, указывает, что управление над грозненской промышленностью находится не в руках всего пролетариата. Комитеты же исполняют функции точного и строгого народного контроля. Мне задали вопрос: в какой плоскости обсуждать этот вопрос. Г-н Притула хочет знать, как смотрит на этот вопрос грозненский пролетариат? Надо или не надо промышленность национализировать? Здесь присутствует большинство представителей пролетарских организаций. Я прошу их высказаться.

Ворожев. - Мне, как рабочему, неясно заявление г-на Притулы. Для меня ясно, что настало теперь время не слов, а дела. Наша цель ясна - промышленность надо восстановить, ее надо для этого национализировать.

стр. 112


Инженер Точинский. - Мне в Петрограде часто приходилось быть свидетелем того, когда те или иные предприятия национализировались. Приходилось это делать оттого, что предприятие в должной мере не эксплоатировалось и, таким образом, себя не оправдывало [в документе: обрабатывало. - Ред. ].

Переходя затем к вопросу о национализации грозненской промышленности, оратор останавливается на статье инженера Притулы, помещенной в одной из газет, цитирует отдельные места и их критикует. Все те положения, продолжает Точинский, которые я сейчас прочел, не выдерживают критики. Единственным средством для восстановления промышленности являются деньги, печатный станок. Сам я не сторонник национализации, но к этой неизбежности привела нас сама жизнь. Не будем закрывать глаза на то, что революция понизила производительность труда, поэтому при национализации промышленности необходимо провести в жизнь трудовую дисциплину. Касаясь далее вопроса об экономических требованиях рабочих в связи с национализацией промышленности, Точинский говорит, что одно дело, когда рабочие предъявляют свои экономические требования предпринимателям, и другое - когда эти требования предъявляются правительству; во втором случае вопрос не будет носить обостренного характера. Затрагивая вопрос о трудовой дисциплине, оратор говорит: "Рабочие должны сознавать, что при 8-часовом рабочем дне они действительно 7 часов 30 минут должны продуктивно работать, они должны знать, что работают для самих себя, для всего народа. При национализации промышленности, - заканчивает свою речь Точинский, - важно разрешить вопрос об управлении нефтяными промыслами; надо найти соответствующих работников, не сметая существующие организации по управлению. Только при дружной поддержке интеллигентных сил и пролетариата вопрос о национализации промышленности разрешится в благоприятном смысле".

Т. Филатов (Старые промыслы). - Вопрос о национализации промышленности - вопрос жизни и смерти, власть ничего не делает для восстановления промышленности; промышленность же находится в плачевном состоянии, на промыслах нет материалов, кадр безработных растет с каждым днем; промышленность не имеет руководителя, со стороны же промышленников встречается саботаж. Единственным выходом из такого критического положения является национализация промышленности. В этом же смысле высказался и исполнительный комитет промысловского совдепа. При национализации промышленности повысится и производительность труда, ибо рабочие будут знать, что они работают не для промышленников, а для себя и для государства.

Гр. Притула указывает, что с проведением в жизнь национализации промышленности она погибнет. В подтверждение этого Притула оглашает пространную докладную записку Союза инженеров, [представленную] Третьей сессии областного съезда. В этой записке указывается между прочим, что в настоящее время фактически произведен секвестр промышленности, что государственная власть не в праве этим заниматься и что с национализацией промышленности часть служащих оставит службу. Вот те соображения, говорит Притула, которые Союз инженеров считает своим нравственным и гражданским долгом довести до сведения данного собрания.

Т. Ольшанский 4 говорит, что промышленность в плачевном состоянии. Надо вопрос ставить ребром: или национализировать промышленность, или передать в руки промышленников; промежуточного выхода быть не может. Союз инженеров пришел к старому выводу, что промышленность надо отдать в руки капиталистов; но почему же капиталисты не сказали, что они хотят работать, почему они отказались от той ссуды, которая предлагалась им для восстановления промышленности?

Теперь для всех ясно, что промышленники отказываются принимать участие в восстановлении промышленности. Вопрос осложняется с каждым днем, технический персонал уходит в сторону, что же делать? Сами мы едино-

стр. 113


лично вопрос о национализации промышленности, вопрос такой огромной важности, разрешить не можем ввиду того, что промышленность т- достояние всего государства. Кроме того, к этому разрешению вопроса мы должны подходить с осторожностью: надо получить по этому вопросу инструкции из центра. Мало этого, при разрешении этого вопроса надо выяснить, выгодно ли это будет или нет. Несомненно, в такое тяжелое время, когда государственный аппарат только налаживается, национализация промышленности принесет убытки. Но если мы будем этот вопрос разрешать в широком масштабе, то центр может дать нам денег. Кроме всего этого, при разрешении вопроса о национализации промышленности надо все-таки считаться с политической конъюнктурой, надо считаться и с тем, что во многих случаях даже и технический персонал (интеллигентный пролетариат) не работает в тесном контакте с рабочим классом, что гибельно отражается как на одних, так и на других.

Розин (от Союза служащих). - Союз служащих вполне разделяет точку зрения Союза инженеров, но дополнительно скажем, что при современном двойственном положении промышленности мы не знаем, чьи требования исполнять. Мы сталкиваемся часто с жизнью рабочих и убеждаемся, что национализация промышленности приведет к пагубным последствиям.

Бутягин. - Я по существу вопроса не буду высказываться, но мне как специалисту приходится краснеть за те факты, которые сообщил собранию инженер Притула. Ведь и гимназисту 1-го класса известно, что когда железная дорога в течение 5 - 6 месяцев не обслуживается, когда нет фактически товарообмена, то откуда прибыль будет приносить Владикавказская железная дорога, и, следовательно, факты, сообщенные Притулой, не факты, а просто жонглерство цифрами. Правда, сообщенные Притулой цифры могут подействовать на темную аудиторию. Я помню, когда говорили, что при Советской власти административное управление России обходится в три раза дороже, чем при царизме, и поэтому логично выходило: "Долой советы! Да здравствует Николай!" Но кто это говорил, тот просто играл цифрами, не надо забывать, что между котировкой рубля в настоящее время и котировкой рубля при царизме есть большая разница. Затрагивая вопрос об отношении Союза инженеров к национализации промышленности, Бутягин говорит: "Я выступлю против грозненских инженеров, я думал, что инженеры работают не по линии защиты капитала, а защиты интересов трудовых масс. Ждал от них их собственного мнения, а не мнения господ промышленников. Я также поражен и заявлением служащих. Здесь, - продолжает Бутягин, - занимались также критикой действий власти, но я спрошу тех, кто критиковал: "Вы ли были в состоянии наладить так или иначе транспорт? Вы ли сумели вывезти из пределов Терской области нефтяные продукты? Нет! Не сумели, а Терский народный совет это сумел сделать. (Аплодисменты.) Большая заслуга заключается в том, что он сумел примирить враждебные национальности, оживил район.

Мальцев. - Я, как рабочий, должен высказаться за национализацию промышленности. У многих фирм есть и инструменты и материалы, но там работ никаких не производится, у промышленности нет настоящего хозяина, на промыслах есть заведующие участками, которые в былое время наказывали за каждую пропавшую палочку, а теперь ничего не говорят и при больших хищениях.

Гр. Санжин. - Я как представитель Союза инженеров протестую против выражений Бутягина, адресованных союзу. Союз инженеров 4 или 5 заседаний употребил на то, чтобы обсудить вопрос о национализации со всех сторон и детально.

Т. Филатов. - Когда я слушал речь Притулы и речи некоторых рабочих, то для меня было понятно, что столкнулись два мира, труда и капитала, но мне совсем не понятно заявление служащих о невоспитанности рабочих. Я должен сказать, что рабочих воспитывает та среда, в которой они живут. Если Россия была бы раньше свободной страной, то умственное развитие

стр. 114


рабочих пошло бы быстрыми шагами. "Нам говорят, - продолжает Филатов, - что, национализируя промышленность, мы сломаем на этом голову, но не надо забывать, что если рабочий проникнется сознанием, что он работает не для кармана капиталиста, а для государства, если мы пригласим опытный технический персонал, то со всеми трудностями на своем пути мы справимся".

Далее выступает целый ряд лиц; прения принимают затяжной характер, многие ораторы говорят не по существу вопроса. В дебатах чувствуется партийная рознь.

Собрание не выносит по обсуждаемому вопросу никакого определенного решения; по предложению т. Пиллера собрание выносит пожелание, чтобы представители всех присутствующих на данном заседании представили в письменной форме в исполнительный комитет совдепа мотивированные докладные записки по вопросу о национализации промышленности. Заседание закрывается в начале 12 часа ночи".

Это обсуждение показало, что привилегированные инженеры и служащие, покупавшиеся подачками и тантьемами, боялись потери своих привилегий и поддерживали собственнические домогательства нефтепромышленников и происки иностранного капитала. Однако и в то время среди инженеров уже были сторонники изъятия нефтеносных земель, промыслов и заводов из рук частных предпринимателей в пользу государства.

Рабочие представители промыслов не видели иного выхода из поразившего их кризиса, кроме национализации всей нефтедобычи и ее переработки. Из всех видов добывающей промышленности нефтяная являлась тогда, да и ныне, самой выгодной, и надежды рабочих на выход из тяжелого положения при помощи экспроприации капиталистов были вполне правильны.

Грозненский совет и рабочие организации фактически уже осуществили не только контроль над добычей нефти, ее переработкой и сбытом, но подготовляли аппарат для овладения всем производством разрозненных и разбитых на участки промыслов.

Проведение национализации законодательным путем задерживалось до получения согласия на это дело центра. Совет народных комиссаров Терской области прекрасно понимал, что вопрос о национализации нефтепромышленности, в которую вложены иностранные капиталы, нельзя решать помимо центра.

Ожидая благоприятного ответа центра по вопросу национализации промыслов, совнарком Терека принял на себя обязательство по финансированию работавших предприятий, закрыл все текущие частные счета фирм, передав их остатки в распоряжение горного подотдела комиссариата труда и промышленности.

Всей совокупностью мероприятий нефтепромышленники фактически были устранены от эксплуатации промыслов, но продолжавшаяся в области борьба с контрреволюцией не давала возможности организовать работу промыслов и наладить вывоз продуктов из Грозного.

30. Организация контрреволюционных восстаний на Тереке

Зима и особенно весна 1918 г. проходили на Тереке под знаком резкой борьбы внутри терского казачества. Возвращавшиеся с фронта казаки и солдаты иногородние были настроены революционно и частично открыто большевистски. Революционные настроения казаков-фронтовиков вызвали в станицах двоякое отношение: старики и командный состав казачества, пришлая спекулятивная буржуазия, укрывавшаяся в среде казачества, приняли настроения и намерения пришедших перестроить казачью жизнь по-новому - открыто враждебно. Но вполне дружескую поддержку оказывали в станицах фронтовикам молодежь и вся масса иногородних, бесправных и безземельных крестьян, ожидавших всестороннего улучшения своего положения от Советской власти.

стр. 115


На Тереке и в Дагестане существовала тогда власть "Терско-Дагестанского правительства", образованная путем сговора казачьей верхушки с буржуазно- помещичьими верхушками горских народов, образовавшими особый "союз горских племен". Это правительство опиралось на вооруженную силу казаков Терского войска, на части бывшей "дикой" дивизии и на специальные "сотни", сформированные из офицеров и студентов. Руководителями Терско- Дагестанского правительства были генерал Караулов, атаман Терского казачьего войска, и представитель буржуазной Чечни Тапа Чермоев. Эту пару славных поддерживал известный питерским рабочим контрреволюционер генерал Половцев, изгнанный ими из столицы и назначенный правительством Керенского командиром Кавказского Туземного корпуса, расположенного на Северном Кавказе.

Рабочее, крестьянское и частично казацкое население Терской области относилось к Терско-Дагестанскому правительству резко отрицательно.

Самое правительство, не имея опоры в массах, пыталось держаться на противоречиях племенной, религиозной и земельной вражды, существовавшей в области. Эта тройка контрреволюционеров сознательно поддерживала, обостряла и разжигала взаимную борьбу и на этом строила фундамент своего господства. Совместно с правительством Грузии и закавказскими организациями Терско-Дагестанское правительство повело борьбу с большевизмом и его носителями - рабочими, иногородними крестьянами и солдатами.

Особенной ненавистью пользовались у Терско-Дагестанского правительства солдаты - как стоявших в области полков и ополченских дружин, так и двигавшихся с Кавказского фронта частей. Причина этой ненависти - "большевистская зараза", которую несли с собой измученные на фронте и в тылу солдаты, В городах же Терека и местах своего гарнизонного расположения солдаты везде стояли за власть Советов и поддерживали рабочих вооруженной рукой. И этого было вполне достаточно для того, чтобы все буржуазно- националистические правительственные образования, начиная с меньшевистской Грузии, мусаватистского Закавказья, Азербайджана, горских Дагестана и Терека, вели открытую войну с возвращавшимися с фронта солдатами.

Вот как описывает свою контрреволюционную деятельность на Тереке один из участников Терско-Дагестанского правительства - генерал Половцев 5 :

"Кроме мирных поездок для осмотра полков, приходится предпринимать и боевые, к сожалению, не особенно удачные. Одна из них заключалась в том, что 39-я пехотная дивизия сорвалась с фронта, засела в поезда и под угрозой смерти заставила железнодорожный персонал ее везти на север. Творя по дороге всякие бесчинства, она благополучно проследовала через Закавказье и стала приближаться к Петровску. На Кубани и на Тереке все взволновались, ибо появление этой орды на Северном Кавказе внесло бы слишком много оживления в нашу и без того достаточно беспокойную жизнь.

Получаю серию панических телеграмм и вырабатываю план действий. Решаю дать бой у Хасав-Юрта, собрав там чеченцев и дагестанцев, подтянув туда донскую артиллерию, входившую в состав моего корпуса и стоявшую в станице Прохладной, а также попросив помощи у терских и кубанских казаков. Терцы уклоняются, а кубанцы, в пределы коих, по слухам, и направляется буйная дивизия, предлагают мне взять кубанские казачьи эшелоны, идущие как раз впереди 39-й дивизии, остановить их в Хасав-Юрте и принять под свое начальство. Для того, чтобы уговорить казаков в случае каких-либо сомнений, мне присылают в подмогу двух делегатов от кубанского войскового круга. Еду с ними в Хасав-Юрт.

Когда подходят один за другим казачьи эшелоны, я их останавливаю, но рожи казаков мне совсем не нравятся. Они категорически отказываются от боевых действий против 39-й дивизии, заявляя, что если солдаты этой дивизии действительно являются опасностью для Кубани, то лучше им, казакам, вернуться в свои станицы и там в случае надобности дать отпор этой угрозе,

стр. 116


которая в конце концов им кажется довольно сомнительной. Бедные депутаты войскового круга всю ночь ходят по вагонам, митингуют и стараются подбодрить своих единоплеменников, но ничего не выходит, и они, наконец, возвращаются ко мне в полной тоске и, разводя руками, признаются в полной неудаче своей миссии. Приходится казачьи эшелоны пропустить дальше.

Что же касается туземцев, то тут я сразу выясняю их настроение: они драться совсем не желают, предпочитая мирно пропустить 39-ю дивизию, которая, очевидно, собирается скандалить не на их территории, а где-то дальше. Непосредственных же выгод, конечно, извлечь нельзя, наоборот: остановленная 39-я дивизия начнет им чинить неприятности, которые пускай лучше падут на чью-нибудь другую голову. Вполне логично.

Словом, не нахожу решительно никого, кто бы разделял мою воинственную точку зрения на 39-ю дивизию, поэтому отменяю подготовленное сосредоточение и возвращаюсь во Владикавказ, а 39-ю дивизию пропускаю, и она оседает главным образом в Армавире, значительно там подкрепив большевиков.

Другая экспедиция, тоже окончившаяся неудачей, была предпринята против большевистского броневого поезда. После того как Советская власть окончательно утвердилась в Баку, большевики направили все свои усилия на то, чтобы развалить Северный Кавказ, и для этого они между прочим послали броневой поезд прокатиться по Владикавказской железной дороге, отчасти с целью разведывательной, отчасти с целью пропагандной, но вместе с тем и для того, чтобы увеличить существовавший беспорядок. Для достижения последнего пункта этой программы был применен способ довольно простой, а именно: обстрел туземных селений, расположенных вдоль железнодорожной линии, главным образом в Чечне.

Получив донесение об этих безобразиях, я понесся в Грозный, около которого большевистский поезд оперировал. Переговорив там с начальством и с туземцами, решил сделать попытку перехватить большевиков в Гудермесе и прокатил туда на лошадях, оставив свой вагон в Грозном, дабы замести собственные следы.

Приехав в Гудермес, собрал чеченских местных главарей и начал их подбадривать на активные действия, то есть разрушение железнодорожного пути и бой; некоторый энтузиазм нахожу у молодежи, но старики боятся национального вопроса, чтобы не создалось впечатление войны туземцев против русских. Они непременно хотят привлечь к операции казаков из близлежащей станицы, но на это шансов, конечно, нет никаких, ибо не таковы отношения между казаками и туземцами, чтобы совместные действия против русских были возможны. Чувствуется, кроме того, надежда, что большевики, поскандалив, уйдут восвояси.

Совещание затягивается до двух часов ночи. Замечаю, что уважаемый чеченский мулла Дени-Шейх 6 упорно молчит. В конце концов говорю, что хотел бы слышать его мнение, в надежде, что он меня поддержит, но получается неожиданный конфуз.

Мулла начинает с продолжительных комплиментов по адресу моей мудрости и доблести, а затем заявляет: "Аллаху угодно было теперь наслать на человечество какое-то огульное сумасшествие, и пока Всемогущий не решит это сумасшествие вновь удалить, даже такие люди, как наш генерал, ничего поделать не могут, ибо на то божественная воля". Если вдуматься, пожалуй, мулла прав. Во всяком случае ясно, что дальнейшее разглагольствование бесполезно, закрываю заседание, заваливаюсь спать, а на следующее утро возвращаюсь во Владикавказ. Большевистский же поезд, вероятно, все-таки опасаясь каких-нибудь пакостей с моей стороны, укатывает в Баку.

Развал все увеличивается. Наша тройка, Чермоев, Караулов и я, делаем, что можем, но теория чеченского муллы, по-видимому, более правильна. Наконец, происходит трагическое убийство Караулова. Он поехал в Прохладную - встретить один из терских казачьих полков, вернувшихся с фронта, и пока его вагон стоял на запасном станционном пути, он был окружен толпой солдат ополченской дружины, находившейся в Прохладной, которые, не без

стр. 117


поддержки прохладненских казаков, открыли огонь по вагону, изрешетили его совершенно, убив находившихся внутри Караулова и его брата".

Так организовывались генералами провокаторские столкновения, разрушения железнодорожных путей, разгром станций, поселков и городов в этом районе. Клевещет генерал Половцев на команду броневика, будто она занималась обстрелом туземных селений. Броневик прибыл из Баку для борьбы с нападениями абреков и поддержки грозненских рабочих. Такой же клеветой на большевиков является сообщение генерала Половцева об убийстве Дени-Шейха (Арсанова). Шейх Дени Арсанов был убит казаками в ст. Грозненской 29 декабря 1917 года.

Играть на противоречиях интересов разноплеменного населения Терека и эксплоатировать националистическое невежество горских и русских масс пришлось недолго: Караулов нашел свой конец на Прохладной, а вместе с ним ликвидировалась и карауловщина. Тапа Чермоев вскоре был изгнан самими чеченцами и сбежал сначала к генералу Алексееву в Екатеринодар, а затем в Константинополь к турецкому султану, где представлял горские народы Северного Кавказа, призывая к интервенции. Сбежал и геройский генерал Половцев, провокаторская политика которого была разоблачена и осуждена всей крестьянской и рабочей демократией области.

После провала Терско-Дагестанского правительства, когда в области установилась смешанная власть самоуправлений и советов, контрреволюционные происки приняли иную, более тонкую форму. Политика грубой игры на племенной вражде, на противоречиях между иногородними и казаками, на травле солдат и большевиков обанкротилась, и на смену ей пришло "разочарование", неудовлетворенность Советской властью, ее политикой, ее комиссарами.

Попытки казаков, фронтовиков и молодых, изменить военный уклад их быта и построенную на нем организацию власти не встретили должной поддержки среди руководителей и советских деятелей весны 1918 года. Старики из боязни нового, а командная верхушка сознательно, оберегали свои "особенности" и свой казачий быт от вмешательства посторонних. Тенденции "расказачивания", то есть разрушения сословной замкнутости казачества, проявлялись в речах представителей станиц на съездах народов Терека, выступавших против существования войскового казачьего круга, организовывавших на местах общие с иногородними крестьянами станичные советы.

Под влиянием этого порыва казачьей молодежи и фронтовиков к новой, советской жизни, маневрировала влево и казачья верхушка. Часть из них приняла личину сторонников советской системы власти, участвовала в ее органах и на словах признавала центральную власть Совета народных комиссаров. Но когда заходила речь об осуществлении земельной политики советской власти, когда потребовалось не на словах, а на деле отказаться от своих земельных и великодержавных, колонизаторских привилегий, эта часть казачества заговорила прямо антисоветским контрреволюционным языком.

Лицемерное поведение руководителей казачества (Фальчикова, Панкова, Бичерахова и др.), признававших Советскую власть, но не желавших признавать ее законов, отказывавших горской бедноте в удовлетворении ее скромных земельных нужд и угрожавших Ингушетии, Чечне, Кабарде вооруженной расправой за их притязание на уравнение своих прав на терские земли, вскоре было понято, разоблачено перед всеми народностями области.

Все попытки казаков на первом и втором съездах народов Терской области оградить свои земельные привилегии потерпели неудачу. Сами казаки на Втором съезде вынуждены были признать, что их неуступчивость и противодействие земельному устройству на равных, трудовых началах со всеми народностями ведет к вооруженной борьбе, невыгодной казакам, но организованная верхушка и зажиточная часть станичного населения, ослепленная собственническими вожделениями, не хотела делиться землей.

Боязнь полной изоляции казачества и опасения вооруженной борьбы за землю иногородних в самих станицах, угроза которой была налицо весной

стр. 118


1918 г., вынудила их идти на уступки иногородним крестьянам. Крестьяне- иногородние требовали от власти энергичного нажима на казаков и создавали свои крестьянские союзы для борьбы за казачьи земли. Совокупность всех этих явлений заставила казаков поделиться землею с крестьянами, жившими вместе с ними.

Разделив земли с иногородними, казаки надеялись повести крестьянство по руслу своей, казачьей политики, и в этом направлении стали работать. Казаки были уверены, что при поддержке крестьян они смогут занять господствующее положение в области и стать ее хозяевами. Между Вторым и Третьим съездами народов Терской области казаки попытались договориться с ингушами и чеченцами о мире и совместном добрососедском жительстве. Было созвано в Моздоке специальное совещание казаков, чеченцев и ингушей, но, не подкрепленное удовлетворением земельных требований горских народов, оно оказалось бессильным изменить враждебные взаимоотношения.

Казачьи верхушки пытались договориться и с духовными вождями (муллами, шейхами) Чечни, Ингушетии, стремились натравить их на пришлых рабочих и крестьян, якобы мешавших местным жителям спокойно трудиться и мирно жить. Но шейхи, муллы уже теряли свой авторитет в народе, а помещиков и генералов ингуши и чеченцы изгнали, как предателей своего народа, и казачьи маневры в горах потерпели крах.

В середине мая 1918 г. состоялся казачий съезд Кизлярского отдела. Всех жителей в Кизлярском отделе в то время насчитывалось 111 000 человек; из них казаков было 63 000 человек, крестьян - 21 000 и каранагайцев - 27 000 человек, На собравшемся в станице Грозненской съезде были представлены преимущественно казаки. Крестьяне и каранагайцы отсутствовали.

Докладчик отдельского комитета офицер Фальчиков жаловался, что "во всех общественных слоях к слову казачьи организации" относились с ненавистью и злобой. Даже слово "казак" не произносилось иначе, как с каким-нибудь эпитетом... В оплевывании и бичевании казачьих организаций принимали участие также и казаки. При такой обстановке трудно было работать Кизлярскому отдельскому комитету, но усилиями нескольких лиц удалось отстоять казачью организацию" 7 .

Все выступления казаков, за малым исключением, проходили под знаком протеста против политики власти, "угнетавшей" и обижавшей бедное казачество. Руководители съезда искусно играли на национальной вражде, настраивали казаков, будто большевики по Брестскому договору сдали Кавказ туркам, что православные гайдамаки и донцы "лучше" басурманов, чеченцев, ингушей и т.п.

Подготовив настроение делегатов, представители контрреволюции: кадет Лисициан, правый эсер Акулов, Панков и другие сбросили маски сторонников "народной власти" и сплоченно выступили против политики Совета народных комиссаров РСФСР и против него как органа власти.

По докладу Д. Бабкова, секретаря Народного совета области, о текущем политическом моменте была принята 13 мая 30 голосами против 6 и при 17 воздержавшихся нижеследующая контрреволюционная и клеветническая резолюция:

"В грозный час испытания русского государства Отдельский казачий и крестьянский 2-й съезд, собравшись в ст. Грозненской и обсудив политический момент, переживаемый родиной, и все события, развертывающиеся в нашем крае, пришел к следующему заключению:

1) С начала великой русской революции казаки на всех съездах заявляли о своем нежелании быть полицейскими слугами. Они громко клялись быть защитниками завоеваний революции и бывшего Временного правительства. Но политическая борьба партий, особенно сильно проявившаяся в вооруженном захвате государственной власти большевиками, выбила казачество из его русла, расслоила его единодушие. Началась усиленная и, к сожалению, небезуспешная травля казачьих организаций, началось сманивание казачества большевиками путем бесчисленных обещаний различных благ. Трудо-

стр. 119


вое казачество в лице данного съезда заявляет, что оно, поверив всем обещаниям, ни одного блага не получило и было недостойным образом обмануто.

2) Большевики и их правители Центральной России, именующие себя "народными", против чего съезд протестует, ибо в их выборе он не участвовал, обещали русскому народу немедленный мир без аннексий и контрибуций, а дали ему мир с безграничной аннексией и неисчислимой контрибуцией.

3) Заключив мир с Германией, большевистские комиссары демобилизовали всю армию, но взамен ее ничего не создали и ничего не противопоставили от вторжения немцев и турок в пределы России. Считаясь с серьезной угрозой от вторгнувшихся германо-украинских войск, с одной стороны, и еще большей и существенной угрозой со стороны турецких полчищ, двигающихся на Северный Кавказ, казачье-крестьянский съезд удивлен декретом народных комиссаров, распустивших всю армию, в том числе и казачьи полки, в то время как еще не создана в достаточном количестве и качестве рабоче-крестьянская Красная армия.

4) Принимая все это во внимание, казачье-крестьянский съезд выносит полное недоверие народным комиссарам Центральной России, требуем их отставки и передачи всей полноты власти полномочному хозяину русской земли - Всероссийскому учредительному собранию.

5) Для водворения мира между народами Терской области съезд считает необходимым созыв местного учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования, а до того всеми средствами поддерживать существующие областную и войсковую власти.

6) Съезд обещает полную поддержку областного съезда, назначаемого на 20 мая сего года в г. Грозном, который имеет в виду объединение всей демократии Терского края.

7) В данный грозный час съезд считает крайне необходимым существование всех первоочередных казачьих полков с соответствующей воинской дисциплиной и всеми правами Красной армии".

Осуждая и клевеща на политику большевиков, центральной власти, вынося недоверие Совету народных комиссаров РСФСР, контрреволюционеры выдвигали "хозяина русской земли" - Учредительное собрание. Не признавая центральную советскую власть, Кизлярский отдельский съезд казаков соглашался поддерживать существовавшую в области власть: казаки не решались еще объявить себя в состоянии восстания против остальных народов Терека, составлявших и поддерживавших эту власть.

Принятая съездом резолюция вызвала протесты, прежде всего рабочих и служащих Грозного, а затем и крестьян Кизлярского отдела. Съезд именовал себя "казачье-крестьянским", но из 14 селений Кизлярского отдела на съезде присутствовало всего 4 делегата. Многим делегатам станицы наказывали стоять за Советскую власть, а на съезде они голосовали против нее.

В городе и на промыслах состоялись многолюдные собрания, посвященные контрреволюционной работе казачьего съезда, на которых выносились резолюции протеста. Так, 22 мая состоялось собрание служащих, мастеровых и рабочих завода Нобеля, на котором была принята резолюция, дававшая следующую оценку положения:

"Общее собрание служащих, мастеровых и рабочих нефтеперегонного заводе Т- ва Бр. Нобель приветствует Центральный исполнительный комитет Всероссийского совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и центральной Совет народных комиссаров, как стоящих на страже интересов трудящихся не только России, но и поддерживающих интересы трудящихся всего мира. Попутно выражает свое полное подчинение всем распоряжениям и указаниям, исходящим от них и проводимых в жизнь нашей областной демократической властью - Терским народным советом.

Вместе с тем мы протестуем против принятой 13 мая казачьим съездом Кизлярского отдела резолюции, в которой говорится о созыве учредительного собрания, того собрания, которое, несомненно, наденет на нас и все трудовое казачество скинутые великой октябрьской революцией оковы капи-

стр. 120


тализма, то есть сделает повторение того, что было сделано Учредительным собранием Франции. Вместе с тем мы верим трудовому казачеству и надеемся, что оно, как мозолями, потом и кровью зарабатывающее себе кусок насущного хлеба, не может и не станет поддерживать эту резолюцию и скажет на местах свое решающее слово посредством хотя бы перевыборов делегатов.

Кроме всего этого, мы протестуем против замешивания в эту резолюцию трудового крестьянства Кизлярского отдела, голоса которого там не было слышно и которое должно теперь же, не отлагая времени, созвать свой съезд и сказать всем трудящимся Терской области и всей России свое слово о власти и выявить свое к ним отношение".

Примерно такие же резолюции были приняты собраниями рабочих и служащих других фирм, а также крестьянских селений и организациями города Кизляра, имя которого носил отдел.

На Третьем съезде народов области (22 - 29 мая) делегат от Кизлярского совета рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов т. Хорошев заявил, что "крестьянство Кизлярского отдела после апрельского съезда объединилось вокруг городского совета. На Кизлярском отдельском съезде крестьян не было, и резолюция, вынесенная казаками и якобы крестьянами о недоверии центральному Совету народных комиссаров, является провокацией по отношению к крестьянам".

На Третьем областном съезде народов Терека было принято решение об уничтожении чересполосицы в Ингушетии и переселении четырех станиц: Сунженской, Аки-Юртовской (б. Воронцово-Дашковской), Тарской и Фельдмаршальской. Это решение было принято единогласно, не вызвав возражений со стороны казачьих представителей, и вносило успокоение в среду ингушской безземельной бедноты, как залог начала удовлетворения ее земельных чаяний.

Иначе восприняли это постановление казачьи верхушки этих четырех станиц, а также плоскостные осетины, враждовавшие с ингушами, относившиеся отрицательно к передаче земель четырех станиц своим недругам. Казачьи верхи восприняли это решение как удар по казачьим "историческим правам".

Взаимоотношения казаков и ингушей в этом углу Терской области весьма красочно описаны генералом Половцевым.

"Особенно плохо дело между терскими казаками и ингушами, главным образом из-за земель, отобранных у ингушей в пользу казаков при покорении Кавказа. Картина борьбы между ними получается такая: обыкновенно в воскресенье казаки, подвыпив, совместно с артиллеристами русских частей, расквартированных в их станицах, выкатывают пушку и начинают угощать шрапнелью ингушские аулы, а затем мирно заваливаются спать. В понедельник ингуши производят мобилизацию и переходят в энергичную контратаку на казаков, вторник идет война, а в среду заключается перемирие и прикатывают во Владикавказ депутации обеих сторон, каждая к своему правительству, с горькими жалобами на противную сторону. В четверг дипломатические переговоры, в пятницу заключают мир, в субботу депутаты разъезжаются после торжественных клятв в вечной дружбе, а в воскресенье вся история начинается сначала. Иногда, конечно, бывают более продолжительные периоды мира, исчисляющиеся, однако, все-таки днями, но в общем совместная жизнь казаков и ингушей протекает по аналогичной схеме, а мое положение как главнокомандующего вооруженными силами обеих воюющих сторон, довольно оригинально и, пожалуй, в истории невиданное".

При наличии таких традиций спровоцировать конфликт в этом районе не стоило большого труда, и его спровоцировали. Все разыгралось по обычному для Северного Кавказа шаблону: около аулов ингушей и смежных с ними станиц появилась шайка бандитов, были набеги, ограбления, увод скота. Потерпевшие казаки ответили контрнабегами, уводом ингушского скота, наступлением на ближайший аул. Ингуши в свой черед мобилизовались и

стр. 121


выступили против казаков, обложили станицу Тарскую. Казаки обратились за помощью к другим станицам, и столкновение, начатое бандитами, осложнилось угрожающе, и в средине июня вспыхнули бои.

Положение у ст. Тарской 18 июня обсуждалось в Народном совете, который поручил комиссарам военному и внутреннему ликвидировать возникший вооруженный конфликт. На место боя были посланы уполномоченные.

Утром 20 июня в район столкновения направлялся отряд красноармейцев. Было 11 часов утра, когда к месту отправления красноармейцев, Тенгинским казармам, подъехали две сотни казаков из ст. Архонской и намеревались забрать с собой находившиеся в казармах орудия, пулеметы и снаряды.

Узнав о таких самовольных действиях казаков, к казармам приехали председатель совета народных комиссаров Ной Буачидзе и военный комиссар Бутырин. Прибывшие к казармам власти были встречены весьма возбужденными, хозяйничавшими там казаками. Около казарм стояла рота красноармейцев, готовая к отправлению на место столкновения ингушей и казаков.

Военный комиссар Бутырин приказал казакам оставить орудия в покое, не трогать пулеметы, а самим выехать из города, куда они прибыли без вызова власти. В это время раздались выстрелы, от которых упал стоявший в стороне председатель совета народных комиссаров Ной Буачидзе.

Доставленный тотчас же в больницу, Н. Буачидзе через несколько минут по прибытии скончался.

В больничной справке о его смерти сообщалось: "На теле покойного при осмотре в больнице обнаружены: одно входное отверстиестие, по-видимому, от пули трехлинейной винтовки, с правой стороны шеи, в нижней части, над ключицей, выходное отверстие слева у десятого ребра. Эта рана была смертельна. Смерть последовала от внутреннего кровоизлияния, так как были пробиты крупные сосуды шеи и грудной полости. Кроме того, есть рана громадной величины, по-видимому, от разрывной пули, в правом надплечье. Пуля раздробила верхнюю часть плечевой кости и ключицы".

В ту же больницу вместе с Ноем Буачидзе были доставлены два раненных легко красноармейца и два помятых лошадьми казака. Собравшийся в тот же день Народный совет и совет народных комиссаров области избрал на место убитого председателя Н. Буачидзе - Ю. Г. Пашковского, комиссара земледелия, и обратился к населению со следующим воззванием.

"Граждане! В связи с убийством председателя совета народных комиссаров, т. Буачидзе, в городе усиленно работает провокация. Злонамеренные люди распространяют слухи, что т. Буачидзе убит ингушами, что ингуши окружили Владикавказ и готовятся к нападению на город. Паника охватила граждан, в городе создалось тревожное настроение.

Черные силы пользуются тревожной обстановкой, чтобы вызвать анархию, нарушить окончательно революционный порядок и погубить народную власть.

Не верьте провокационным слухам, имеющим одну цель: вызвать гражданскую войну, стравить между собой народы, мирные отношения между которыми установлены с таким трудом.

Все слухи - ложь! Во время убийства т. Буачидзе там не было ни одного ингуша. Никакого нападения на город никто не организовывает. Народная власть стоит на страже порядка и мира и призывает всех граждан проявить всю силу своей дисциплинированности и революционного сознания.

Граждане! Берегите сами свой покой! Не поддавайтесь панике, создаваемой ложными слухами темных людей.

К водворению спокойствия и революционного порядка в городе приняты все меры. Но ввиду тревожного состояния города впредь до окончательного восстановления спокойствия город Владикавказ с 12 часов дня 20 июня объявляется на военном положении.

Терский совет народных комиссаров".

Занятые оказанием помощи раненым, власти не сумели тотчас же, на месте, найти казаков-убийц среди стоявших у казарм казачьих сотен. Но

стр. 122


если не удалось отыскать убийц, спустивших курок на избранного народной властью председателя совнаркома, то коллективного убийцу знали все - это Архонские контрреволюционные казаки. За ними прочно остался этот позорный приговор общественного мнения трудовых масс.

Убийство Н. Буачидзе, пользовавшегося популярностью не только среди рабочих и деятелей советской власти, но сумевшего завоевать доверие и симпатии самых широких кругов трудящихся области своим вдумчивым, внимательным отношением к нуждам разноплеменного населения, раздираемого внутренней борьбой, вызвало всеобщее возмущение трудящихся. Его похороны превратились в могучую демонстрацию протеста против поднимавшейся на Тереке контрреволюции и показали сплочение трудящихся вокруг красного пролетарского знамени революции.

В то время не удалось установить, было ли это организованное и преднамеренное убийство или самочинный акт отдельных казачьих контрреволюционеров. Политические убийства из-за угла совершались тогда на Тереке довольно часто: бессильная бороться против народных масс, контрреволюция прибегала к единоличному террору, убийствам из-за угля и провокации убийств.

Политическим центром контрреволюционного движения, тайным идейным и материальным вдохновителем его были кадетские партийные организации и их деятели на Тереке. Связь контрреволюции с политикой и выступлениями конституционно-"демократической" партии была так ясна и понятна, что широкие рабочие и крестьянские массы Северного Кавказа называли всех контрреволюционеров, боровшихся против советов, кадетами.

Кадеты на Тереке имели и своих прихвостней - правых социал-революционеров, которые соучаствовали вместе с ними во всех заговорах против местной власти, во всех вылазках против ее слабостей или злоупотреблений отдельных лиц, прикрывавшихся в своих преступных целях мандатами советов.

На Тереке, преимущественно в районах Минеральных Вод, в Пятигорске, Железноводске, Ессентуках, Кисловодске "работали" агенты донской, кубанской и добровольческой контрреволюции. Представители генералов Краснова, Алексеева вербовали здесь офицеров в свои отряды, пытались поднимать восстания, но неудачно. Офицеры, в массе, а их было там несколько тысяч, не откликались в то время на зов контрреволюционных водителей.

Не найдя желанной опоры на Тереке, контрреволюция обратила все свои взоры в станицы, возбуждая казаков против советов, используя каждый промах властей для агитации и организации своих сил. Но особенно благоприятная почва для контрреволюционных действий создалась в станицах на Тереке после Третьего съезда.

Съезд проходил под знаком внешней опасности, все народы объединились, клялись с оружием в руках отстаивать свою власть и свободу, но про землю, казачью землю, не позабыли, а наоборот, приступили к практическим шагам по уравнению пользования ею всеми трудящимися.

Предложения казаков о восстановлении их полков встречались с недоверием. Создавалась Красная армия из иногородних, бывших солдат, частично и из казаков, но не по-казацки.

Насколько велика была ненависть к Красной армии у кулацкой части казаков и командной верхушки, свидетельствовали многочисленные факты насилия над красноармейцами, имевшие место еще до контрреволюционного восстания. В конце мая командовавший войсками Грозного Н. Гикало сообщал Кизлярскому народному совету (казачьему), что "23 мая с.г. был командирован конвой для сопровождения воинского груза на ст. Червленную и для препровождения в г. Георгиевск. Делегатами же с этим грузом были 4 красноармейца, в числе которых был красноармеец Ильчук. Последний доставлен в Грозный весь окровавленный, изуродованный и в полусознательном состоянии.

После опроса Ильчука выяснилось следующее: когда груз был погружен в вагон, Ильчук пошел на станцию купить папирос на белые грозненские

стр. 123


деньги. Хозяйка буфета на станции отказалась принять эти деньги, ссылаясь на то, что это не деньги и что у нее нет сдачи. В это время подошли казаки (один в полупьяном виде), которые вмешались в разговор и потребовали у Ильчука документы. Тот предъявил красноармейский билет. Казаки заявили, что это хулиганский документ, после чего предложили пойти в станичное правление. Ильчук согласился. Как только они вышли из станции, один из казаков ударил его сзади, другой схватил за горло, после чего он потерял сознание. Когда Ильчук пришел в себя, то он оказался в степи, причем казаки распяли его крестом и решили расстрелять, но один из них просил подождать и спросил, православный он или нет. Потом начали приставать, к какой партии он принадлежит, сколько детей, после чего бросили его на проволочное заграждение. Последнее происходило между станциями Червленной и Узловой. Деньги, находившиеся у красноармейца Ильчука, около 300 рублей, не взяты. Винтовка за N 422059 и 120 патронов отобраны теми же преступниками.

Сообщая о вышеизложенном, просим совет принять самые экстренные и энергичные меры к расследованию и доставлению преступников в Грозный для суда. Промедление в этом отношении повлечет за собою громадные осложнения. Если вы желаете избежать каких-либо в этом отношении возможных самочинных кровавых столкновений, просим исполнить нашу просьбу немедленно. В случае ненахождения преступников мы настойчиво просим принять для примера другим станицам самые крутые меры наказания станичному совету ст. Червленной, как власти на месте, для избежания возможных самосудов над казаками, приезжающими в город Грозный.

Командующий рабоче-крестьянской Красной армии Н. Гикало.

Ответственный организатор рабоче-крестьянской Красной армии Левандовский".

Кулачья душа таких казаков не могла примириться с тем, что вчерашняя голытьба, батраки стали вооруженной опорой власти. Классовая, звериная ненависть к Красной армии сквозила во всех выступлениях казаков, связанных с организацией и деятельностью вооруженных сил области.

Все эти факты свидетельствовали о глубине вражды казачьих, кулацких верхов, вспоминавших ушедшее великодержавное прошлое, такое выгодное и почетное. Вернуть это прошлое стало заветной мечтой этой части казачества. И оно начало организовываться.

Во всех органах центральной и местной власти казачество имело своих представителей. В Народном совете, заседавшем почти перманентно тогда во Владикавказе (май, июнь), имелась казачья фракция из десяти членов. Вся деятельность этой фракции в те месяцы сводилась к изобличению якобы антиказачьего направления Советской власти. Путем публичных запросов о столкновениях с различными горскими народностями, умышленно составленных односторонне, казаки в которых всегда выводились жертвами, а чеченцы и ингуши - разбойниками, казачьи представители искусно обрабатывали свои массы. Действия власти, знавшей действительное положение дела, рассматривались как попустительство разбойникам и врагам казачества.

При такой систематической подготовке поднять казачество не представляло большого труда. И его поднимали, и оно поднималось в июне-июле 1918 года. Успехи контрреволюционных действий "добровольческой армии" в Ставрополье и на Кубани ободряли белогвардейцев, "кадетов" Терека.

В начале июня казачья фракция Народного совета потребовала от военного комиссара оплаты строевых казачьих частей за все военное время, ссылаясь при этом на постановление центра. Однако центр на это дело средств не отпустил, а поэтому военный комиссар Бутырин соглашался покрыть издержки строевых казачьих частей только с 1 января 1918 года.

Казаки были недовольны предложением военного комиссара и перенесли свой спор на решение Народного совета. Последний на заседании от 11 июня отказался рассматривать претензии казаков, так как военный комиссар был в отъезде. Этот отказ, совершенно естественный и мотивированный,

стр. 124


был встречен казаками весьма враждебно, и они демонстративно покинули заседание Народного совета.

Целым рядом подобных выступлений казаки демонстрировали, что они готовятся к борьбе. Вскоре стало известно, что контрреволюционная часть казачества захватила город Моздок, разогнала городской совет, арестовала большевиков, красноармейцев и советских работников. Укрепившись в Моздоке, казаки повели наступление на Кизляр. Все эти контрреволюционные действия происходили в момент борьбы красноармейских частей за освобождение железнодорожных путей, захваченных казаками ст. Прохладной, описанное нами выше 8 .

Захватив г. Моздок, казаки образовали в нем "казачье-крестьянский совет", за спиной которого стояли такие "крестьяне" как генерал Мистулов, полковник Федюшкин, инженер Бичерахов и др. Первые два стояли во главе восставших казаков, руководили борьбой с войсками Красной армии. Бичерахов же при содействии правых социал-революционеров ведал "гражданской частью", руководил советом и организовал власть.

Часть казачьей фракции Народного совета, возглавлявшаяся Г. Валаевым, ушла в Моздок, а оставшиеся (Фальчиков, Звягин, Панков) принимали всяческие меры, чтобы склонить Народный совет на мир с Моздоком. В этом деле примирения революционной власти Владикавказа с контрреволюционным Моздоком казакам помогали различные элементы правых группировок Народного совета и даже отдельные члены совнаркома, как например, правый социал-революционер Андреев.

Действия казачьих представителей и членов правых социал-революционеров дезорганизовывали совнарком изнутри, мешали мобилизации, вместо поддержки решительных действий против восставших контрреволюционеров [они] требовали создания комиссий для выяснения, информации и тому подобных пустяков.

А казачьи генералы тем временем продолжали наступать, продолжали зверствовать, наглеть и предъявлять ультиматумы Народному совету. На требование областной власти прекратить военные действия генералы и полковники из Моздока отвечали:

"Обсудив создавшееся положение, казачье-крестьянский совет пришел к убеждению, что остановить население, поднявшее оружие только для защиты своего физического существования, возможно лишь тогда, когда оно убедится в полной гарантии своей безопасности. Особенно волнует население присутствие на броневиках удушливых газов и пушек, совершенно излишних для борьбы с нападающими на поезда разбойниками. Озабочиваясь скорейшим восстановлением мирной жизни, совет сообщает, что достигнуть этого возможно только следующими мерами: немедленное прекращение действий и возвращение броневиков на места стоянок во Владикавказ и Пятигорск, передача удушливых газов и замков от орудий броневиков осетинской и кабардинской фракциям, возвращение всего оружия разоруженным станицам, а также возвращение патронов и снарядов, немедленная отставка и предание суду Пашковского, Фигатнера и Егорова; назначение командующего Красной армией по выбору Областного народного совета и освобождение Бочарова, арестованного в Пятигорске. Председатель Бичерахов".

"Удушливые газы" были вписаны контрреволюционерами умышленно - для того, чтобы подчеркнуть особо тот ужас, который несли казакам ненавистные им красноармейцы, Пашковский - левый социал-революционер, был ненавистен казакам, как наркомзем, как руководитель той земельной политики, которая была направлена против помещиков и помещичьих привилегий казаков. Фигатнер - как наркомвнудел, в конфликтах казаков не шел у них на поводу, а боролся с контрреволюционными их проявлениями, а поэтому был для них неприятен. Егоров командовал отрядом красных войск против казаков, и в этом была вся его вина перед ними.

стр. 125


В это же время казаки Сунженской линии помогали контрреволюционному Моздоку, вводили контроль на железной дороге между Владикавказом и Грозным, а также слали подкрепление людьми против г. Кизляра, где осуществлял власть ненавистный им городской совет.

10 или 11 июля грозненский исполнительный комитет устроил совместное заседание с представителями казачьего совета и Народного чеченского совета, посвященное создавшемуся в области положению. От чеченцев присутствовал Шерипов, от казаков Панков и Фальчиков и от областной власти комиссар внутренних дел Ю. Фигатнер.

На этом заседании члены казачьей фракции Народного совета Фальчиков и Панков полностью солидаризировались с контрреволюционными действиями Моздока. Панков заявил там, что "события, происходящие в Грозном и вокруг него, надо рассматривать в широком масштабе, террор и насилие, совершающиеся в отношении казаков, заставили последних взяться за оружие только для самозащиты. События в Моздоке и Прохладной здесь, в Грозном, рассматривают как контрреволюционное выступление казаков. Это ложь. Если казаки и восстали, то только для того, чтобы дать отпор тем бандам иногородних и красноармейцев, которые терроризовали население станиц и сел, накладывая контрибуции, и, в общем, творили произвол. Здесь говорили, что казаки восстали первые. Я заявляю, что это неправда, первым выступил Моздокский совдеп. Красноармейцы стали по его приказу обезоруживать казаков, казакам было больно переносить эту незаслуженную обиду, и они поднялись против своих угнетателей. Мы, казаки, на этот вопрос смотрим так: если обезоруживать, то обезоруживать надо всех, и казаков, и чеченцев, и красноармейцев, которые, к слову сказать, в каждой папиросной коробке видят контрреволюцию. Здесь говорят также, что среди казаков образовалась какая-то определенная группа и что у нее самые отчаянные контрреволюционные замыслы. Я заявляю, что это неправда. Среди казаков нет ни одного контрреволюционера. На защиту справедливости поднялась не группа, а два отдела, в которых живет более 100 000 казаков.

Далее Панков оглашает протокол Моздокского съезда, из которого выясняется, что моздокские события произошли по вине самого Моздокского совдепа.

Пиллер задает вопрос: правда ли, что в Моздоке состоялось закрытое заседание, на котором было постановлено создать казачий совет, по приказу которого казачество должно было восстать против Советской власти?

Панков указывает, что декретом центрального Совнаркома казакам было дано право на независимость и что на основании этого казачество может создать свою власть, которая и должна управлять им.

Более тактически опытный офицер Фальчиков предлагал не касаться причин восстания, понимая, что на этой почве можно легко поскользнуться, и настаивал на необходимости связаться областному совету с моздокским.

Т. Фигатнер не соглашался вступить в сношения с моздокскими властями и предлагал казакам, чтобы представители Моздока сами явились в Народный совет. Совещанию же он предложил: 1) обратиться с воззванием к станицам Кизлярского отдела, в котором требовать немедленного прекращения всяких агрессивных действий против Советской власти и 2) Отдельский совет (Кизлярский) должен обратиться к моздокской власти с просьбой послать представителей в областной Народный совет для разрешения этого вопроса. Эти предложения, с добавлениями Шерипова об организации комиссии для расследования жалоб на незаконные действия Кизлярского совета, и были приняты единогласно.

В то же время Народный совет склонился на домогательства правых и миролюбцев и поручил двум членам Народного совета, Камараули и Борукаеву, вступить в переговоры с Моздоком и дать ответ на ультиматум. Вот запись этих переговоров.

"У аппарата Камараули и Борукаев (Владикавказ). Комиссия находит, что требования, предъявленные областной власти казачье-крестьянским со-

стр. 126


ветом, неуместны и, по мнению комиссии, продиктованы явным нежеланием идти к миру. Однако комиссия, желая исчерпать все средства к достижению мира, находит возможным принять некоторые из предложенных вами условий. Отвечаем по пунктам:

1) Постановление о немедленном прекращении военных действий состоялось еще вчера и приказ отдан.

2) Броневики преследуют исключительную цель восстановить железнодорожное сообщение и после выполнения возложенных на них обязанностей будут отведены в места по усмотрению народной власти.

3) Удушливых газов на броневиках нет. Что же касается требования выдать замки от орудий с броневиков, то комиссия находит это невозможным, ибо в данном случае броневики преследуют исключительную цель восстановить железнодорожное сообщение.

4) Народная власть не стоит на точке зрения разоружения отдельных частей или групп населения. Всем не принимавшим участия в нападении на советские войска оружие будет возвращено.

5) Немедленно будет образована чрезвычайная следственная комиссия для расследования возникновения конфликта и предания суду всех виновных, независимо от занимаемого ими положения.

6) Командующего армией области пока нет. (По конституции и согласно декрета центрального Совнаркома таковой назначается областным Народным советом.)

7) По выяснении степени виновности Бочарова чрезвычайной следственной комиссией с ним будет поступлено по закону.

Комиссия находит, что сделанные уступки для заключения перемирия являются максимальными и находит возможным продолжать переговоры с казачье- крестьянским советом только при условии немедленного прекращения военных действий.

Говорит Вертепов (Моздок). Требования наши категорические. Ваш ответ нас не удовлетворяет. Военные действия приостановлены не будут. До свидания.

Говорит Борукаев (Владикавказ). Считаем наши переговоры исчерпанными. Снимаем с себя всякую ответственность за будущие события".

Вступление на путь переговоров было понято казачьими генералами как слабость. Постановление же о перемирии касалось только частей Красной армии и на важнейшем участке, Котляревская-Прохладная, освобождало их силы и развязывало руки казакам в направлении удара по отряду Беленковича.

С. Орджоникидзе и я узнали об этом постановлении уже после того, как переговоры состоялись, и поправить дело было трудно. Весть о переговорах тотчас же стала достоянием красноармейцев на фронте и в тылу и разрядила готовность к борьбе.

Контрреволюционеры не дремали, а сколачивали свой фронт, сносились с кулаками и контрреволюционерами Ставрополья, Кубани и рассылали по всей округе такие воззвания:

"От станицы до станицы, от села до села и во все хутора и поселки.

Бандиты, засевшие в городских совдепах и называющие себя большевиками, объявили поход на хлебороба-казака и крестьянина. Идет обезоружение и разорение станиц и сел красноармейцами, производится реквизиция рабочих лошадей и хлеба. Областной совет народных комиссаров, обязанный стоять на страже интересов трудового народа, поддерживает грабителей и посылает против станиц броневые поезда, снабженные артиллерией и удушливыми газами, а защитники народа, протестующие против таких неслыханных насилий, объявляются контрреволюционерами и беспощадно расстреливаются.

Пробил час, когда все мы, казаки и крестьяне, в поте лица своего добывающие хлеб свой, должны стать дружной стеной на защиту своих очагов. Ставропольская губерния и Кубанская область восстали против насильников и во многих местах враги трудового народа обезврежены. В Моздоке попытка

стр. 127


совдепа и красноармейцев обезоружить соседние станицы потерпела неудачу. Совдеп разогнан, а бежавшая Красная армия настигнута в пределах Ставропольской губернии и разбита наголову. При деятельной поддержке ставропольских крестьян взято 4 орудия, 3 бомбомета, 6 пулеметов, сотни винтовок, большие запасы военных и продовольственных припасов и более 500 пленных.

Одержана первая победа. Моздокская линия очищена от тунеядцев. Но борьба еще не окончена: она только начата. От Владикавказа до Кисловодска станицы и селения в опасности. По линии железной дороги действуют 2 бронированных поезда и отряды Красной армии. Мирным поселениям грозит разгром.

Если в эту грозную минуту мы не станем каждый за всех и все за одного, как родные братья, то, покончив с одной станицей, враги наши возьмутся за другую и по очереди предадут огню и разорению все станицы, селения и города на потеху ненасытной Красной армии. Все хлеборобы Терской области, Ставропольской губернии, Кубанской области - братья меж собою. Все мы должны подать друг другу братскую руку помощи и не ждать, пока грабители поочередно будут расправляться с каждой станицей, с каждым селом. Мы не одни. С нами трудовое население наших соседей-горцев, идущих к нам на помощь.

Станичники, сельчане и граждане! Судьбе угодно было послать нам тяжелое испытание в самый разгар полевых работ. Не вздумайте покинуть ваших братьев под предлогом уборки хлебов. Спешите туда, где экстренно требуется ваша помощь. Если вы не поможете, то никто не поможет и вам, когда придут забирать ваше добро и вам будет угрожать голод.

Время не ждет, спасайтесь, пока не поздно! Прислушайтесь к голосу Терского казачье-крестьянского совета, избранного на Моздокском съезде казачьих и крестьянских депутатов. Идите в ряды защитников трудового народа, и кто не может воевать, несите в казачье-крестьянский совет деньги, хлеб, мясо, подводы, табак, папиросы, спички для сражающихся. Все за одного и один за всех. Чем скорее все объединятся, тем скорее будут разогнаны бандиты, мешающие мирной работе. Спешите же в ряды защитников трудового народа и без колебаний исполняйте распоряжения тех, кому казачье-крестьянский совет вручит ваше спасение" 9 .

Так относились к народной власти Терека руководители казачьего контрреволюционного восстания. Они открыто солидаризировались с теми белогвардейскими бандами, которые опустошали города и селения Кубани, Ставрополья. А среди членов Народного совета Терека находились жалкие люди, называвшие себя демократами и социалистами, которые готовы были идти на сделки с контрреволюцией, выполняли недостойную роль агентуры Моздока.

Однако столь откровенное братание с алексеевскими бандами, громившими Ставрополье и Кубань, вносило колебания и в самую казачью среду. Это обстоятельство вынудило моздокских генералов выпустить особую декларацию, в которой они становились также на платформу Советской власти, но "очищенной" ими от "болезненных наростов". Вот что писали они в своей декларации, распространенной ими в особом "бюллетене" и листовками:

"Терский казачье-крестьянский совет объявляет нижеследующее:

1. Казачье-крестьянский совет начал борьбу за сохранение и укрепление всех завоеваний революции, которым преступная политика народных комиссаров готовит неизбежную гибель.

2. Казачье-крестьянский совет будет бороться не с народною властью, а с Советом народных комиссаров и его наемниками, поднявшими руку на мирное трудовое население.

3. Казачье-крестьянский совет оставляет в полной неприкосновенности конституцию, принятую на Пятигорском областном народном съезде 3 марта с.г. (Основные положения управления Терским краем).

стр. 128


4. Управление отделами, округами, городами, станицами и селениями края Казачье-крестьянский совет оставляет в руках тех демократических органов власти, которые введены в них на основании конституции 3 марта с.г.

5. Казачье-крестьянский совет ставит своей единственной задачей очистку народной власти от тех болезненных наростов, которые мешают ей выполнять истинную волю трудового народа, а также для обезврежения бесчинствующих вооруженных банд, грубо попирающих права свободных граждан.

6. По достижении этой единственной цели Казачье-крестьянский совет немедленно пошлет представителей казачье-крестьянской фракции в Областной народный совет для совместной работы с представителями остальных групп населения, заранее благословляя тот святой час, который приведет к возможности восстановления единой и авторитетной власти для всего Терского края в лице единого Областного народного совета.

7. Казачье-крестьянски и совет теперь же принимает все меры для беспрерывного снабжения городов и рабочих районов всеми предметами продовольствия, а также к немедленному восстановлению железнодорожного движения, как только минует угроза набегов броневых поездов на мирные поселения края.

8. Казачье-крестьянский совет именем избравшего его революционного народа торжественно заявляет, что права всех существующих национальных, рабочих, общественных и профессиональных объединений и союзов остаются в полной неприкосновенности.

9. Казачье-крестьянский совет не берет никакого почина в области политических и экономических реформ, твердо стоя на той платформе, что всякие начинания в этой области принадлежат единственно и в полной мере одному только Краевому народному съезду и Народному совету, предусмотренным конституцией 3 марта с.г.

10. Наконец, Казачье-крестьянский совет питает глубокие чувства самой искренней дружбы ко всем горским племенам и народностям края и никогда не поднимет руки против мирного населения; но против нападающих на мирных жителей вооруженных банд совет будет беспощадно бороться всеми имеющимися в его распоряжении силами и средствами.

Граждане! Из вышеизложенного вы видите, что среди казаков нет никаких контрреволюционных замыслов, что казаки желают укрепить в Терском крае истинную народную власть, очищенную от чрезвычайно вредных и болезненных наростов, заражающих ее ядовитыми соками разложения.

Казачье-крестьянский совет немедленно прекратит вооруженную борьбу, как только Совет народных комиссаров остановит военные действия и фактически гарантирует мирное население от нападений, бесчинств и грабежей вышедших из повиновения отрядов Красной армии".

Но такой декларацией казаки могли обмануть только самих себя: иногородние крестьяне, городские рабочие и служащие прекрасно знали природу казацкого демократизма. Такое же недоверие встретила казачья декларация и среди горцев Терека. Ингуши, чеченцы, кабардинцы стали готовить отряды на защиту своих аулов, так как вполне правильно учитывали, что если казаки разгромят Советскую власть в городах, то направят свои силы против горцев. И в боях под Прохладной в июле вместе с отрядами красноармейцев первыми приняли участие кабардинцы.

Это обстоятельство очень встревожило власти в Моздоке, и они обратились к кабардинцам с особым воззванием нижеследующего содержания:

"Граждане кабардинцы.

Когда до казаков доходили слухи, что некоторые представители народной власти натравливают вас на казаков, мы не хотели этому верить. Нам казалось, что на такое гнусное дело ни у кого не поднимется рука.

Когда затем в официальной газете появились известия, что Сахарову и Калмыкову удалось набрать кабардинский отряд против казаков, то мы по-

стр. 129


думали, что это просто хвастают названные авантюристы, потерявшие способность отличать добро и зло.

Но когда среди красноармейцев в бою под Прохладной действительно оказалась команда кабардинцев, мы были страшно поражены.

Во имя чего кабардинцы пошли на своих вековечных соседей и братьев казаков? Красноармейцы - люди наемные, они поступают в ряды от безработицы, соблазняясь хорошим жалованием, и не виноваты, когда их ведут на казаков, может быть, поведут затем на вас и вообще на всякого, кто захочет постоять за себя против насильников. Это их ремесло, за которое им платят деньги.

Но вы, свободные граждане кабардинцы, очевидно, обмануты, иначе мы не можем объяснить ваше участие в рядах красноармейцев. Вам, наверное, сказали, что казаки идут против вашей свободы, что казаки хотят вернуть старый ненавистный строй, когда один народ угнетал другой.

Не верьте, граждане кабардинцы, гнусной клевете. Пришлите своих представителей в Моздок в Казачье-крестьянский совет, тут они узнают настоящую правду. Наше дело чистое, никаких секретов у нас нет, мы предъявим вам все наши постановления и протоколы.

Здесь вы узнаете, что мы поднялись для защиты казаков и проживающих с ними крестьян от насильников, которые пришли с пушками и удушливыми газами отбирать оружие, хлеб и скот, издеваясь над завоеванной трудовым народом свободой.

Вы узнаете, что никакого политического переворота мы не затеваем, что мы признаем народную власть, что с восстанием на Кубани, на Дону и в Ставропольской губернии мы ничего общего не имеем, что как только Совет народных комиссаров уберет свои войска и гарантирует нашим станицам мирную жизнь, мы все с радостью разойдемся убирать свой хлеб.

Граждане кабардинцы! Разные Пашковские, Фигатнеры и Сахаровы исчезнут, а кабардинцы и казаки останутся, и им долгие века придется еще жить по соседству. Для ваших детей, внуков и правнуков мы заклинаем вас: не верьте клеветникам, приходите к нам сами и убедитесь, что наше дело чистое, что мы защищаем и нашу и вашу свободу и что за это святое дело мы готовы умереть.

Терский казачье-крестьянский совет".

Но никто в советской Кабарде, Чечне, Ингушетии не поверил в "чистоту" казачьего дела. Все народы готовились к назначенному на 15 июля съезду, на котором предстояло решение вопроса о борьбе с надвигавшейся казачьей контрреволюцией.

Описанный нами период контрреволюционного движения на Тереке нашел свое отражение и в мемуарах генерала Деникина. В немногих страницах, уделенных белогвардейскому движению на Северном Кавказе, посвящены Тереку такие строки.

"Подготовка терского казачества к восстанию велась с конца мая - на Минеральной группе, в Моздоке, в Кизляре и Владикавказе (казачья фракция Народного совета). Выступление предполагалось в августе, после окончания полевых работ, но захват полковником Шкуро Кисловодска в середине июня дал сигнал к преждевременному восстанию Волжского отдела, наиболее пострадавшего (Минеральная группа), быстро перекинувшемуся и в отдел Моздокский, который большевики не успели обезоружить. Большевики спешно направили против восставших отряды красной гвардии из Пятигорска, Владикавказа и Минеральных Вод. Георгиевск был скоро ими взят, но под Прохладной казаки нанесли большевикам тяжелое поражение. С тех пор в течение пяти месяцев шла упорная борьба восставших терцев, заключенных в тесном районе между Прохладной и Кизляром и окруженных со всех сторон врагами.

Военно-политическим центром стал Моздок. Туда же переехала казачья фракция Народного совета из Владикавказа. 20 июня в Моздоке состоялся съезд казаков и крестьян (юртовых) Терского войска, который избрал в каче-

стр. 130


стве исполнительного органа "Казачье-крестьянский совет" во главе с социал- революционером инженером Бичераховым 10 . Этот совет и стал во главе движения, признав командующим войсками, вместо генерала Мистулова, раненного под Прохладной, полковника Федюшкина" 11 .

(Окончание следует)

Примечания

1. См. этот устав в приложении (данное приложение не публикуется. - Ред.).

2. Так в тексте. - Ред.

3. См. Положение о местных органах по охране труда в приложении (не публикуется. - Ред.).

4. Комиссар труда и промышленности Грозного.

5. См. Дни затмения. Записки главнокомандующего войсками Петроградского военного округа генерала П. А. Половцева в 1917 году.

6. "Впоследствии расстрелян большевиками", - пишет в сноске Половцев. Однако это утверждение неверно: Дени-Шейх (Арсанов) был убит казаками в станице Грозненской.

7. Из речи Фальчикова на заседании съезда 12 мая 1918 года.

8. См. гл. 15 - "В станице Прохладной".

9. См.: История революционного движения на Тереке. Издание Тергубкома РКП(б). 1924 год.

10. Брат партизана.

11. См. генерал А. И. Деникин. Очерки русской смуты, т. 4, с. 102.


© libmonster.com

Permanent link to this publication:

https://libmonster.com/m/articles/view/За-хлебом-и-нефтью

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Libmonster OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.com/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Г. Шляпников, За хлебом и нефтью // London: Libmonster (LIBMONSTER.COM). Updated: 30.03.2021. URL: https://libmonster.com/m/articles/view/За-хлебом-и-нефтью (date of access: 16.05.2021).

Publication author(s) - А. Г. Шляпников:

А. Г. Шляпников → other publications, search: Libmonster United KingdomLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Libmonster Online
New-York, United States
318 views rating
30.03.2021 (47 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
The Standard Model considers four fundamental interactions: gravitational, electromagnetic, strong, and weak. But in objective reality there is also a magnetic interaction, which propagates through magnetic charges, which are called gravitons.
Catalog: Physics 
4 days ago · From Gennady Tverdohlebov
ВОСПОМИНАНИЯ. Очерки из моей жизни
Catalog: History 
34 days ago · From Libmonster Online
N. F. CANTOR (with М. CANTOR). The American Century. Varieties of Culture in Modern Times. N. Y. 1997. 591 p.
Catalog: History 
38 days ago · From Libmonster Online
А. Ю. ВАТЛИН. Германия в XX веке
Catalog: Economics 
47 days ago · From Libmonster Online
ВОССТАНИЕ ДЖОНА БРАУНА В ОЦЕНКЕ СОВРЕМЕННИКОВ
Catalog: History 
76 days ago · From Libmonster Online
ВОЙНА США С МЕКСИКОЙ В 1846 - 1848 ГОДАХ И АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ
Catalog: History 
93 days ago · From Libmonster Online
Е. М. МЯГКОВА. "НЕОБЪЯСНИМАЯ ВАНДЕЯ": СЕЛЬСКИЙ МИР НА ЗАПАДЕ ФРАНЦИИ В XVII - XVIII ВЕКАХ
Catalog: History 
96 days ago · From Libmonster Online
БЕНДЖАМИН ФРАНКЛИН ВО ФРАНЦИИ
Catalog: History 
96 days ago · From Vasia P.
ГОСУДАРСТВО И ЭКОНОМИКА В ГОДЫ УПРАВЛЕНИЯ С. Ю. ВИТТЕ
Catalog: History 
125 days ago · From Vasia P.
БРИТАНСКИЕ ВИГИ И БОРЬБА СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИХ КОЛОНИЙ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ (1760-е гг.)
Catalog: History 
125 days ago · From Vasia P.


Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
За хлебом и нефтью
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.COM is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones