Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: COM-253

share the publication with friends & colleagues

GRANT, I. F. The Economic history of Scotland. London. Longmans, Green & Co. 1935. IX + 295 p.

ГРАНТ, И. Экономическая история Шотландии,

Книга Грант входит в серию "Экономическая история Великобритании", целью которой является показать в доступной форме результаты новейших исследований в этой области.

Новая работа Грант дает общую картину экономического развития Шотландии с начала средних веков до 80-х годов XIX столетия. Такой диапазон работы выдвигает перед автором очень большие трудности и в смысле подбора фактов и в отношении выпадов. Посмотрим, в какой мере справился со своей задачей автор.

Книгу можно разделить на две части: первая посвящена средним декам, вторая, меньшая часть - периоду XVIII и XIX веков. Такое распределение материала вполне закономерно, ибо после акта об унии 1707 г. и особенно после разгрома восстания якобитов в 1745 г. различие в экономическом развитии Англии и Шотландии сводилось главным образом к провинциально-локальным различиям в темпах роста капитализма. В период же до XVIII столетия Шотландия выступала как своеобразная и весьма отличная от Англии страна: естественно, автор должен был уделить этой эпохе наибольшее внимал не.

Часть о шотландском хозяйстве в средние века, в свою очередь, распадается на три раздела: раннее средневековье (XI - XII вв.), позднее средневековье (XIV - XVI вв.) и XVII век. В основном эта часть книги, исключая эпоху XVII столетия, не дает ничего нового по сравнению с более равней и обширной работой автора "Социальная и экономическая история Шотландии до 1603 г.": она как бы конспектирует ее.

В части построения и выводов, касающихся XI - XV столетий, автор находится под большим влиянием Мэтланда. Эта сказалось и в том, что Грант ставит под сомнение наличие родовых отношений а Шотландии, и в отрицании общины и мэнора, а также и в том, что она слишком большое значение придает юридическим факторам, влиявшим будто на формирование феодальных отношений в Шотландии (например роли шерифста).

С выводами автора часто совершенно нельзя согласиться. Так, верно отмечая происхождение шотландского феодализма на основе слияния общественных порядков гэлов, англосаксов и норманнов автор приписывает большую роль в этом процессе политике королей; тем самым она устанавливает примат политико-

стр. 254

юридических отношений над экономическими и социальными. Подчеркивая мирный характер влияния норманнов на шотландское хозяйство, Грант как он говорит о чисто механическом переносе феодальных порядков норманнов и не показывает, наблюдался ли процесс феодализации в гэльском обществе.

Далее, она усиленно подчеркивает отсутствие манориальной организации и обычного права в Шотландии - черты, резко отличавшие эту страну от Англии, - в связи с чем отрицает и наличие общины. "Шотландское commonty, - пишет автор, - означало просто участок земли, принадлежавший более чем одному собственнику" (стр. 30). Эта точка зрения нуждается в большой проверке. Нельзя согласиться и с другим утверждением Грант, именно: о структуре шотландского феодализма. Здесь всецело господствовал принцип "nulle terre sans seigneur". Король являлся собственником всей земли, которую от него держали за военные повинности вассалы. Эта военная повинность, по мнению автора, была связью между феодалами и их крестьянами (помимо уплаты ренты, конечно); она вела к тому, что феодальная идея распределения земли и чинов в обмен на "повинности (services) проявилась в полной мере; титулы, например, были не личными, а связаны с территорией" (стр. 35).

Этот вывод автора страдает рядом дефектов: совершенно оставлен без внимания вопрос о ренте, слабо выяснены формы крестьянской зависимости (были сервы и подусервы) и взаимоотношения между знатью и мелким дворянством.

Раздел раннего средневековья Грант заканчивает кратким очерком городского строя XI - XIII веков. Она правильно отмечает преобладание деревни над городом, специфику королевских бургов с их торговой монополией для целой округи и, наконец, характер купеческих гильдий как "монополии в монополии". Но опять-таки вызывает большое возражение трактовка вопроса о возникновении королевских бургов: они якобы были "вызваны фискальными интересами короны". В данном случае нужно было выяснить процесс отделения ремесла от земледелия, показать, как постепенное усложнение хозяйственных отношений в Шотландии привело к образованию города - центра товарного производства. Таким образом, фискальные интересы короля явились не причиной, а последующим явлением, когда короли, считаясь с наличием городов и учитывая их значение, начали давать им из фискальных соображений привилегии.

Гораздо интереснее раздел позднего средневековья (XIV - XVI вв.). Грант приводит здесь очень большой и ценный фактический материал, хотя выводы ее тоже неясны и вызывают в некоторых случаях возражения. Она совершенно верно отмечает важность так называемых "войн за независимость", вызвавших отмену серважа крестьянства необычайный рост могущества знати и крайний хозяйственный упадок страны (стр. 47). Обстоятельства эти замедлили темп хозяйственного развития Шотландии и только усилили феодальные отношения. После этой общей характеристики Грант переходит к рассмотрению особенностей аграрной системы Шотландии в период XIV - XVI вв.: краткосрочные держания крестьян, так называемый "wadset" - заклад земли должником кредитору, который владеет ею до тех пор, пока долг не будет уплачен (стр. 59), "kindly tenure" и особенно "feu-farm". В последних двух случаях толкования автора книги вызывают большие возражения. О "kindly tenure" она говорит: это держание напоминает английский копигольд, но вообще представляется темным; объяснение явно недостаточное; что касается "feu-farm", то, четко выясняя причины перехода к этому виду землепользования (погоня за более высокой рентой), Грант явно впадает в противоречие и называет его в одном месте наследственной арендой, отличной от феодальной, а в другом - развитием феодальной системы (стр. 60). Чем являлось "feu-farm", так и остается неизвестным. На наш взгляд, "feu-farm" представляет землепользование нового, предпринимательского типа, которое сохраняло все еще форму и оболочку феодальных держаний; отсюда сходство его с ethanage" и "leaschold'om", о котором говорит Грант в своей книге.

Зато очень много интересных фактов приводит автор, говоря о последствиях перехода к "feu-farm", именно: обезземеление части крестьян, главным образом "kindly tenats". Явление, имеющее, по правильному замечанию автора, свою копию в "английских огораживаниях и хайлэндских очистках" (стр. 64).

Весьма подробные сведения приведены о городах XIV - XVI вв.: все еще слабый удельный вес промышленности (переработка сельскохозяйственных продуктов), рост внешней торговли, особенно с Нидерландами и Англией. Прекрасно показывает автор и внутреннюю жизнь шотландских городов: монопольное положение королевских бургов и их борьбу с бургами баронскими и регальными, особую рель конвента королевских бургов, выполнявшего, по словам автора, функции английских компаний с объединенным капиталом (joint-stock-companies); наконец, борьбу купечества и цехов, принимавшую иногда характер восстаний (например восстание 1582 г. в Эдинбурге).

Несмотря на насыщенность этого очерка фактическими данными он носит преимущественно описательный характер.

стр. 255

В трактовке хозяйственных отношений в Хайлэнде Грант дает много нового материала, но выводы ее спорны. Клановую систему, столь типичную для Хайлэнда, наш автор считает занесенной в Шотландию еще в начале средних веков из Ирландии. Однако развитие ее началось лишь после "войн за независимость" и достигло расцвета лишь в XV веке. Автор в противоречии с Энгельсом1 отрицает родовой характер кланов и называет их феодальной организацией, ибо "вое существование клана было построено вокруг вождя, как держателя земли". Но при этом Грант забывает один факт: что объединяло клансменов с их вождем и какой порядок владения землей существовал между ними, независимо от того, имел или не имел их вождь хартии на держание. Эти противоречия выявляют порочность вывода Грант и все недостатки ее методологии.

Последний раздел 1-й части рецензируемой книги построен довольно неравномерно. Автор очень мало говорит об аграрных отношениях в XVII столетии, подчеркивая лишь сравнительную стабильность и устойчивость феодальных пережитков в землевладении (продуктовая рента, повинности дворянства). Напротив, хотя и в описательном плане, но очень подробно она показывает развитие городов и промышленности: правительственные меры для регулирования торговли (особенно шерстью); упадок коммерческих связей с Нидерландами; конкуренцию англичан и развитие новых отраслей промышленности, сопровождаемое под натиском конкуренции баронских и регальных бургов постепенной потерей монополии бургами королевскими. В общем этот раздел также не может удовлетворить читателя: источники использованы слабо (особенно в отношении аграрных порядков), и автор явно предпочитает говорить не о "темном", XVII в., а более "ясном", XVIII веке.

Меньше всего удалась в смысле самостоятельности последняя часть книги - XVIII и XIX века. Здесь автор базируется в основном на монографии Гамильтона "Промышленная революция в Шотландии". Она показывает положительные результаты унии 1707 г. для торговли и последовавшие затем крупнейшие перемены в сельском хозяйстве (переход к капиталистическому земледелию и обезземеление крестьян), правильно отмечая всю мучительность этих перемен для крестьянства.

Что касается самого промышленного переворота, то здесь Грант совершенно производство и необоснованно делит его на два этапа: на первом главную роль играло развитие полотняного производства, на втором - стали и железа. Она обнаруживает совершенное непонимание сущности промышленного переворота: в нем она видит, скорее, только технический, а не социальный переворот. Вместе с тем автор плохо знаком с историей капиталистического производства: путает, например, рассеянную мануфактуру с ремеслом (стр. 225), плохо разбирается в своеобразии перемен в области металлургии, доводит процесс революции с XVIII. в. до 80-х годов XIX века.

Мало положительного дает и последняя глава - о социальных последствиях промышленной революции: здесь имеется лишь несколько замечаний по закону о бедных, перечисление таких сравнительно неважных фактов, как рост городов, влияние парламентской реформы на организацию их управления (отказ от старых феодальных методов), реформы в области жилищного вопроса и о фабричном законодательстве. Но вместе с тем автор не захотел или не сумел показать положение рабочих на фабрике, новые методы их эксплуатации капиталом и ни словом не отметил роли рабочего движения.

На этом кончается книга Грант.

Хотя работа Грант полезна для знакомства с историей Шотландии благодаря большому количеству фактического материала, но в ней много принципиальных методологических недостатков. Она часто предпочитает описывать явления, а не объяснять их (например вопрос о городах и развитии промышленности), игнорирует значение классовой борьбы и допускает смешение таких экономических категорий, как мануфактура и ремесло, земельная рента феодальная и капиталистическая. Наконец, большим пробелом является умолчание об экономической роли реформации XVI в.2 и резолюции XVII в., а также полное отсутствие каких-либо данных о процессе формирования шотландского пролетариата. Эклектизм и методологическая путаница владеют автором целиком. Несмотря на глубокое знание материала, Грант не сумела разрешить все темные проблемы экономической истории Шотландии и дать подлинно научную работу.


1 См. Энгельс "Происхождение семьи, частной собственности и государства", стр. 135. Изд. 1932 года.

2 См., например, Hannay, R. K. "A. Study in reformation history", Edinburgh. 1926, где подробно изложен этот вопрос.

Рецензируемая работа является диссертацией тов. Кильберг.

Orphus

© libmonster.com

Permanent link to this publication:

http://libmonster.com/m/articles/view/GRANT-I-F-THE-ECONOMIC-HISTORY-OF-SCOTLAND

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Libmonster OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.com/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. ВАСЮТИНСКИЙ, GRANT, I. F. THE ECONOMIC HISTORY OF SCOTLAND // London: Libmonster (LIBMONSTER.COM). Updated: 04.12.2017. URL: http://libmonster.com/m/articles/view/GRANT-I-F-THE-ECONOMIC-HISTORY-OF-SCOTLAND (date of access: 29.05.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. ВАСЮТИНСКИЙ:

В. ВАСЮТИНСКИЙ → other publications, search: Libmonster United KingdomLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Libmonster Online
New-York, United States
453 views rating
04.12.2017 (908 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
Социальное пространство – топовая тема нынешних гуманитарных наук, поскольку пространство, по М. Кастельсу, и есть выражение общества. Социальное пространство, пребывая в пространстве физическом, в отличие от него, уже сформировавшегося, предопределяется и создается мыследеятельностной энергийностью людей, само воздействуя на них. Оно становится цивилизационным домом человеческого бытия, вариантная архитектоника которого закладывается в неких исходных «проектных решениях», не поддающихся легкому осмыслению.
Catalog: Philosophy 
10 days ago · From Alexander Ralchuk
And they, electrons and positrons, are the quanta of the EM wave. This fact is clearly proved by artificial EM waves, where in the receiving antennas the EM wave generates electron-positron EMF. EMF photons cannot form.
Catalog: Physics 
60 days ago · From Gennady Tverdohlebov
No one doubts the existence of the electronic current, and there is no need to prove it, although the theory of alternating current, based on the assumption that electrons can run in one direction and then in the reverse direction, is clearly erroneous and requires a refutation. To prove the existence of a positron current, it is sufficient to pass the current rectified by the semiconductor bridge through the frame of the magnetoelectric galvanometer in one direction and then in the opposite direction. Both currents will deflect the arrow towards the south pole of the magnet, which corresponds to the charge of the positron.
Catalog: Physics 
70 days ago · From Gennady Tverdohlebov
These errors of the modern theory of electricity are connected with the fact that only now physical science, and first of all, quantum physics, began to clarify the nature of the charges of electrons and positrons. It turned out that there are no specific electric charges in nature, because an electron - by 2/3 of its volume - is a magnetic dipole of the north pole, called a minus, and a positron is a magnetic dipole of the south pole, called a plus. Each charge generates 1/3 of the volume of the magnetic induction of the opposite pole. Moreover, a larger magnetic charge is considered an electric charge, and a smaller magnetic charge is considered to be the magnetic component of the charges, which, when current flows in the conductor, generates speraloid lines of magnetic induction.
Catalog: Physics 
80 days ago · From Gennady Tverdohlebov
In the modern theory of electricity, the conduction current is considered to be the current of free electrons. And the theory of alternating current is based on the assumption that electrons can change the direction of motion in the opposite direction. The fallacy of these theories is revealed if we consider the operation of alternators with a grounded neutral conductor, as is done in all industrial electrical installations.
Catalog: Physics 
84 days ago · From Gennady Tverdohlebov
Einstein's mistakes originate from his famous question: “The focus of the whole discussion is the question: are there physically distinguishable (privileged) states of motion in nature?”
Catalog: Physics 
124 days ago · From Gennady Tverdohlebov
БАЛКАНСКИЙ ВОПРОС ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ВЕЛИКОБРИТАНИИ (1908-1912 годы)
Catalog: Political science 
124 days ago · From Libmonster Online
XXI МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В АМСТЕРДАМЕ
Catalog: History 
124 days ago · From Libmonster Online
БРИТАНСКИЕ ТОРИ: ВОЗРОЖДЕНИЕ ИЛИ УГАСАНИЕ?
Catalog: Political science 
124 days ago · From Libmonster Online
М. О. Трояновская. ДИСКУССИИ ПО ВОПРОСАМ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ В США (1775-1823)
Catalog: Political science 
124 days ago · From Libmonster Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
GRANT, I. F. THE ECONOMIC HISTORY OF SCOTLAND
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.COM is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK