Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: COM-999
Author(s) of the publication: М. Т. БЕЛЯВСКИЙ

share the publication with friends & colleagues

Ижевск. "Удмуртия". 1984. 264 с.

Сотни книг и статей посвящены выдающемуся представителю передовой общественно-политической мысли XVIII в., первому русскому революционеру, идеологически подготовившему начало революционного движения в России, А. Н. Радищеву. Но остается еще немало "белых пятен" в его творческой биографии, в наших знаниях о его окружении, людях, участвовавших в издании "Путешествия из Петербурга в Москву", о тех, чьи позиции и судьбы нашли отражение в этой книге. Раскрытие "белых пятен" затрудняется утратой архивов почти всех представителей русского просветительства XVIII в. и, главное, самого Радищева.

Сказанное определяет значение и характер книги доцента Глазовского пединститута кандидата филологических наук А. Г. Татаринцева, поставившего перед собой "задачу восполнения "белых пятен" в изучении биографии и творчества А. Н. Радищева путем проведения систематических архивных разысканий" (с. 5) там, где найти новые материалы "никто не предполагал" (с. 5). При этом автор интересовался самыми разнообразными вопросами: о предках, родителях Радищева, его детских годах, службе, знакомствах, окружении, конкретных фактах, использованных им в "Путешествии", убеждениях людей, причастных к "появлению книги, ее распространению и судьбе" (с. 7). Архивные поиски позволили уточнить даты жизни деда и отца А. Н. Радищева, его матери, ее отношение к сыну и его детям. Автору удалось обосновать предположение, что Радищев родился в Москве и детство свое провел в селе Немцово (с. 19 - 20).

В главах "Вокруг Радищева", "Любезный друг" и трех главах о прототипах героев "Путешествия" излагаются важные и ценные результаты поиска автора. В сущности, в книге впервые серьезно исследуется вопрос о людях, которые знали о работе Радищева над "Путешествием", участвовали в его издании, о тех, кто разделял его взгляды, пусть не по всем вопросам, и чья жизнь, судьба и убеждения были ему известны и так или иначе нашли отражение а "Путешествии", а автору его дали основание следовать принципу "повествования по истине".

Опираясь на вводимую в научный оборот переписку Радищева с А. М. Кутузовым, учившимся с ним вместе в Лейпцигском университете и жившим с ним совместно в Петербурге до 1773 г., А. Г. Татаринцев раскрывает не известные ранее аспекты их отношений. Это проливает свет на причины острой полемики Радищева с Кутузовым и объясняет, почему "Путешествие", принципиально противостоящее позициям и идеям Кутузова, посвящено

стр. 137


именно ему. Татаринцев доказывает, что десятилетний разрыв между ними был вызван категорическим отказом Радищева вступить в масонство, а возобновление переписки и посвящение "Путешествия" Кутузову диктовались стремлением сделать своего "сочувственника" "соучастником": Радищев считал ошибочной масонскую идею о том, что "страдания человечества" обусловлены лишь несовершенством и греховностью людей, невозможностью счастья человека на земле, что людям остается лишь "лить слезы" и уповать на бога. Он полемизировал с идеями масонства о самоусовершенствовании, с их "бредоумствованием", противопоставляя им "антисамодержавные, антикрепостнические и революционные идеи" (с. 100 - 101).

Рассматривая вопрос о прототипах героев "Путешествия", А. Г. Татаринцев ставит вопрос о необходимости на документальной основе проанализировать изложенные Радищевым факты, без чего "невозможно дальнейшее успешное изучение идейно-художественной проблематики произведения" (с. 112). Он пишет, что "Путешествие" строго достоверно "во всем своем содержании" (с. 113), подкрепляя это мнение архивными материалами. Именно тяготение автора к "строгой документации" позволило ему показать несостоятельность попыток объяснить гонение на П. И. Челищева и заключение его в тюрьму тем, что он якобы участвовал в написании радищевского "Путешествия", связать с этим его стихи "Стон нещастного дворянина" и "Благотворный мой избавитель" (с. 114- 119). Весьма удачно сопоставлены данные о характере Челищева - человека вспыльчивого, неуравновешенного, резкого, обладавшего "независимостью в мыслях и поступках", - с рассказанным в главе "Чудово" происшествием в Систербеке с человеком, которого Радищев назвал "моим приятелем Ч...". Это подтверждает, что фигуры героев и события, которые изображает Радищев, не выдуманы, а представляют собой "повествования по истине".

Блестящим примером находок, явившихся результатом архивных изысканий автора, может служить история "незнакомца" в главе "Спасская Полесть". Потрясает история досмотрщика портовой таможни Степана Андреева - жертвы дикого произвола, беззакония на всех ступенях судебной и административной иерархии, начиная от уголовной палаты и кончая монархом. "Незнакомцем" этим был сослуживец Радищева, пытавшийся добиться пересмотра необоснованного обвинения Андреева в грабеже, убийстве и других преступлениях. Автор аргументировано объясняет, почему Радищев превратил хорошо знакомого ему человека в "незнакомца" и умолчал о трагическом финале.

Прототипом "семинариста" из "Подберезья" А. Г. Татаринцев считает знакомого Радищева Р. М. Цебрикова, учившегося в Лейпцигском университете, служившего у Воронцова, Г. А. Потемкина, а затем в Иностранной коллегии. Хорошо зная русские и зарубежные литературные, экономические и философские работы, он резко критиковал "неустройства" русской жизни, нравы светского общества, состояние армии, вообще порядки екатерининской России. Но резко критическое отношение к ее действительности сочеталось, как это хорошо показано Татаринцевым на основе сохранившихся в архиве работ Цебрикова, с близкими к масонству рассуждениями о "цели божественного миросоздания", мистическими мотивами и мечтами, нередко перекликавшимися с идеями и представлениями Кутузова. Сопоставление архивных материалов Цебрикова с "монологом" семинариста и "выроненным им пуком бумаг" делает вполне вероятным предположение о том, что именно Цебриков был прототипом "семинариста" и что, рисуя портреты Кутузова, Челищева, Цебрикова, Радищев стремился "снять завесу с очей" и "воспитать "сочувственников" так, чтобы они поняли существующую действительность и нашли правильные пути борьбы с ней (с. 141 - 148).

Представляют немалый интерес архивные данные, показывающие отношение нижегородской администрации к Радищеву во время его следования в Сибирь и возвращения из ссылки и рассказывающие о посещении им Верхнего Аблязова, о дружеском расположении к нему нескольких местных чиновников (с. 181 - 189). "Почти в каждом городе, в котором ему приходилось останавливаться, шла ожесточенная борьба" (с. 206), но в Иркутске некоторые из чиновников, зная опальное положение Радищева, тем не менее знакомили его с документами государственного значения по вопросу о торговле с Китаем (с. 207 - 209), вместо немедленной отправки в Илим позволили ему на несколько месяцев задержаться в Тобольске и Иркутске, отправляя

стр. 138


при этом в Сенат ложные донесения о выполнении полученных указаний, не препятствовали его знакомству со школами и учителями. Все это дало Радищеву основание написать, что в общем он "был довольно счастлив" в "сибирских знакомствах" (с. 213), хотя эти люди отнюдь не были его единомышленниками. Выявление такого рода сведений может открыть новые страницы в жизни и борьбе Радищева.

Наибольшую ценность придают книге архивные данные, сопоставляемые им с литературными текстами Радищева1 . Таковы главы "Житие Ф. Ушакова", "Письмо другу, жительствующему в Тобольске" и "Радищев-кавалер ордена Владимира" (последняя построена целиком на архивном материале). Правильно обратив внимание на то, что памятник Петру I был открыт только в 1782 г., т. е. к 20-летию восшествия Екатерины II на престол, автор аргументировано показал характер и цели торжественной церемонии, ее освещение в печати. Вскрыты в книге и причины того, почему в екатерининских замечаниях "радищевская оценка деятельности Петра I не нашла никакого отражения" (с. 40 - 42, 49- 55), что важно для понимания и взглядов Радищева и политики Екатерины II.

Однако в этих и других главах имеется ряд положений, которые вряд ли можно считать обоснованными. Несерьезно видеть причину упрека Ломоносову - "льстил в стихах Елизавете" - в том обстоятельстве, что дед Радищева был вынужден уйти в отставку с воцарением Елизаветы (с. 14); едва ли можно отца Радищева признать "человеком того же типа, что и Пантелей Прокофьевич из "Тихого Дона" М. А. Шолохова" (с. 23) - ведь это люди разных сословий и их разделяют два века. Трудно согласиться с утверждением (с. 32 - 34), будто знаменитые строки Радищева - "Самодержавство есть наипротивнейшее человеческому существу состояние" - навеяны были "не столько знакомством с трудами западноевропейских мыслителей", сколько воспоминаниями Радищева о "реальных обстоятельствах учебы и борьбы в Лейпцигском университете" и о "самодержавстве Бокума" - ничем не примечательного самодура-чиновника. Следовало бы учесть и тот факт, что "Житие Федора Ушакова" Радищев опубликовал через 17 лет после пребывания в Лейпциге и за это время шагнул далеко вперед, да и обстановка изменилась - уже были Крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачева и победа Американской буржуазной революции, Европа стояла у порога Французской буржуазной революции.

Автор впервые исследовал материалы, связанные с награждением Радищева орденом Владимира, и о собраниях Кавалерской лиги. Это можно только приветствовать. Но едва ли оправданно видеть в кавалерах ордена людей, близких Радищеву, и предполагать, что в лиге могли обсуждать "Путешествие". Орденом Владимира II степени, который получил Радищев, награждали чиновников, которые не играли никакой роли в деятельности лиги, да и сам Радищев бывал на ее собраниях крайне редко. Членов лиги, которые вместе с Радищевым выступали в роли "восприемников" при крещении или при оформлении купчих, отнюдь не приходится рассматривать даже как "сочувственников". Весьма сомнительно предположение о том, что в числе исполненных по заказу лиги портретов был и портрет Радищева, написанный Д. Г. Левицким (с. 82): обычай заказывать такие портреты распространялся лишь на знатных и занимающих наиболее высокие должности кавалеров. И уж совсем непонятно, как мог известный просветитель А. Я. Поленов оказаться "активным участником и организатором" Вольного экономического общества (с. 75). Оно была создано осенью 1765 г., а Поленов до осени 1767 г. учился в Страсбургском университете и, естественно, ни к основанию, ни к работе ВЭО отношения не имел. Представленная им в 1767 г. на конкурс ВЭО работа, носившая антикрепостнический характер, получила премию, но ее запрещено было печатать.

Односторонне характеризуется А. Г. Татаринцевым В. В. Капнист, автор одного из самых ярких антикрепостнических произведений - "Оды на рабство" и смелой комедии "Ябеда", сыгравшей видную роль в становлении и развитии российской сатирической драматургии. Еще резче односторонность автора в оценке роли Н. И. Но-


1 Представляют интерес и те главы, которые непосредственно с архивными поисками не связаны. Например, в главе о "Композиции "Путешествия из Петербурга в Москву" резкой и справедливой критике подвергнута концепция Г. П. Макогоненко; заслуживает внимания и полемика с Ю. Ф. Карякиным и Е. Г. Плимаком, П. Н. Берковым и С. Н. Громовым.

стр. 139


викова в развитии передовой общественно-политической антикрепостнической мысли. Он изображен в книге лишь как масон, жестокий помещик, который ведет "жизнь веселую, исполненную праздниками, забавами и изящными наслаждениями" (с. 107). Да, жизнь Новикова сложилась так, что он оказался в рядах масонов, характеристика которых в книге не вызывает возражений. Но разве это дает основание забывать о том, что он первым выступил в печати против крепостного права, показал истинное положение крестьян, положил начало антикрепостнической мысли, вел острую полемику с Екатериной II, бичевал ее политику. Как совместить утверждения А. Г. Татаринцева с тем, что во время страшного голода Новиков, войдя в большие долги, спас от голодной смерти около 40 тыс. крестьян, и не только своих, но и живших в соседних уездах. Как можно соглашаться с тем, что у Новикова "нет ни малейших указаний на быт крестьян, на тяжесть их жизни и труда" (с. 107), и не вспомнить, что он, еще до произведенной над ним расправы начав строительство за свой счет домов с подсобными помещениями для каждой семьи своих крестьян, по возвращении из Шлиссельбургской крепости довел это до конца, причем речь шла не о курных избах, а домах площадью около 100 кв. м с печами, окнами. Новиков строил их своим крестьянам в то время, когда над ним висел огромный долг в несколько сот тысяч рублей, образовавшийся в результате конфискации его типографии и книг. Да, Новиков не был революционером и единомышленником Радищева, но, задумавшись над процессом формирования антикрепостнической мысли, можно сказать: без Новикова не было бы и Радищева.

Читая книгу, с чем-то не соглашаешься, с чем-то споришь и одновременно думаешь о том, какая большая и важная работа проведена автором, сколько нового и интересного мы узнали о великом сыне нашего народа, первом русском революционере А. Н. Радищеве и его "Путешествии из Петербурга в Москву".

Orphus

© libmonster.com

Permanent link to this publication:

http://libmonster.com/m/articles/view/Рецензии-А-Г-ТАТАРИНЦЕВ-А-Н-РАДИЩЕВ-АРХИВНЫЕ-РАЗЫСКАНИЯ-И-НАХОДКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Libmonster OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.com/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. Т. БЕЛЯВСКИЙ, Рецензии. А. Г. ТАТАРИНЦЕВ. А. Н. РАДИЩЕВ. АРХИВНЫЕ РАЗЫСКАНИЯ И НАХОДКИ // London: Libmonster (LIBMONSTER.COM). Updated: 04.11.2018. URL: http://libmonster.com/m/articles/view/Рецензии-А-Г-ТАТАРИНЦЕВ-А-Н-РАДИЩЕВ-АРХИВНЫЕ-РАЗЫСКАНИЯ-И-НАХОДКИ (date of access: 19.04.2019).

Publication author(s) - М. Т. БЕЛЯВСКИЙ:

М. Т. БЕЛЯВСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Libmonster Online
New-York, United States
216 views rating
04.11.2018 (166 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
According to our hypothesis, the conversion of electrons and positrons into each other occurs by replacing the charge motion vector with the opposite vector. This is explained by the fact that all elements of the electron's magnetoelectric system are opposite to all elements of the positron's magnetoelectric system. And this opposite is determined by the vector of their movement in space. Therefore, it is only necessary to change the motion vector of one of the charges to the opposite vector, so immediately this charge turns into its antipode.
Catalog: Physics 
33 days ago · From Gennady Tverdohlebov
ПОДВИГ В ХОДЕ ЭВАКУАЦИИ
Catalog: Military science 
47 days ago · From Libmonster Online
The article gives my short life story with a list of my discoveries. May the terrible moralists forgive me, I call these hypotheses discoveries because their logical connectedness and conformity with the materialistic dialectic of thinking does not allow to doubt that truth has been found here.
Catalog: Philosophy 
47 days ago · From Gennady Tverdohlebov
I wrote this article when I was 33, and I, who did not understand anything in physics, but who had logical thinking, were outraged by those alogisms and paradoxes that flowed from Einstein’s logic of relativity theory. But it was criticism at the level of emotions. Now, when I began to think a little bit in physics, and when I discovered the law of the difference of gravitational potentials, and based on it I built a five-dimensional frame of reference, it is now possible to prove the inaccuracy of Einstein’s theory of relativity at the level of physical laws.
Catalog: Physics 
54 days ago · From Gennady Tverdohlebov
Awareness of man himself, the birth of the human “I” occurred through a qualitative leap in the process of evolution of the population of brain giants, which appeared as a result of crossing Homo sapiens with Neanderthals.
Catalog: Science 
56 days ago · From Gennady Tverdohlebov
istory make the masses. But the masses are ruled by leaders. The influence of an individual on the development of social processes is the greater, the greater the influence this personality has on the consciousness of individuals, as well as on the social consciousness of groups, classes and nations. The formula of Marx's social progress — the developing productive forces of society outgrow their production relations, throw them off and give birth to new ones — true, but only with Lenin's amendment: man is the main productive force of humanity.
Catalog: Psychology 
56 days ago · From Gennady Tverdohlebov
The fundamental difference between a herd of animals and a human society is the presence of social laws formed by the consciousness of people in human society. Anthroposociogenesis is the process of forming into the consciousness of hominids of social laws, through the indefinite and combinational variability of genotypes with the elimination of those hominids that are not capable of subjecting their activity to laws.
Catalog: Science 
56 days ago · From Gennady Tverdohlebov
Comparing all that is united by the concept of "mine" with all that is united by the concept of "not mine" the concept of "I" is born. Here begins the development of the individual consciousness of modern man, here began the development and individual consciousness of fossil people. It also began its development and public power, which initially could not have any other form, as soon as the form of protection of a mother who realized her motherhood to her children. Both individual consciousness and public power originate in the form of legal consciousness, and, first of all, in the form of awareness of the issues of belonging of certain objects to certain individuals, that is, in the form of awareness of the concepts "mine is not mine", "my child is not my child".
Catalog: Psychology 
56 days ago · From Gennady Tverdohlebov
Dialectics is often called the tool of knowledge of nature. But, in the opinion of the author of this article, this tool is still as imperfect as the scissors would be imperfect, without the central screw uniting the two blades of this tool. This "cog" in dialectics is the fact that the "struggle" of opposites, which is the driving force behind the development of all processes of nature, is not absolute. "Struggle" is born when the dialectic system deviates from the state of equilibrium, and the goal of this "struggle" is to restore the lost equilibrium of the system.
Catalog: Philosophy 
57 days ago · From Gennady Tverdohlebov
Ivan Petrovich Pavlov, studying the physiological process, which he called the conditioned reflex, suggested that this process is the basis for the formation of mental reactions of all living organisms, including the thinking process of a human of a modern species. But, in our opinion, the human thinking process of the modern species is based not on one, but on four types of conditioned reflexes.
Catalog: Psychology 
58 days ago · From Gennady Tverdohlebov

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
Рецензии. А. Г. ТАТАРИНЦЕВ. А. Н. РАДИЩЕВ. АРХИВНЫЕ РАЗЫСКАНИЯ И НАХОДКИ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.COM is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK